68.jpg

Невероятно сильное чутье и талант распознавать ароматы стали для легендарного Килиана Хеннесси главным двигателем на пути в столь увлекательный мир парфюмерного искусства. Ведь только человеку, по-настоящему разбирающемуся в своем деле и страстно любящему его, потребуется всего несколько минут, чтобы рассказать, какой запах “надет” на собеседнике.На этой удивительной ноте и началось наше интервью.


С недавнего времени вы стали частью Estee Lauder, с чем было связано это решение? И не боитесь ли вы тем самым потерять индивидуальность, присущую Kilian?

Таких опасений нет, напротив – я безумно рад. За последний год парфюмерная индустрия кардинально изменилась. Еще недавно нишевые ароматы предпочитали оставаться обособленными. Но сейчас большинству из них комфортнее работать под покровительством больших групп. Парфюмерный Дом Le Labo перешел к Estee Lauder, а Penhaligon’s принадлежит компании Cradle Holdings, которая содержит еще один дом нишевой парфюмерии – L’Artisan Parfumeur. И таких примеров сотни.

Плюс в том, что когда ты независим, ты можешь выбирать с кем работать. Нам предложили потрясающие условия, и группа Estee Lauder оставила за мной тотальный контроль в разработке линейки парфюма Kilian. Глупо было бы отказываться!

То есть, для вас ничего не изменилось?

Ничего! За исключением, пожалуй, того, что я теперь совершенно не касаюсь вопросов бухгалтерии, финансовой отчетности, поставщиков, продаж и маркетинга. Все, что я делаю – это занимаюсь творчеством.

А с какими трудностями вы столкнулись на первоначальном этапе создания своей линии парфюма в 2007 году?

Главная сложность, с которой мы столкнулись – необходимость убедить крупнейших поставщиков бросить все силы на неизвестный бренд. Было не просто заманить всех на свой борт, но нам удалось это сделать в кратчайшие сроки.

С каких стран вы начали свое завоевание?

Первыми стали Франция и США. Позже мы были презентованы в ряде европейских стран, в ноябре 2008 года – в Англии, в марте 2009 – в России, и одной из последних точек назначения стал Ближний Восток.

Считаете ли вы, что культура казахстанцев к парфюмерному искусству и запахам схожа во вкусах с российской аудиторией?

Я так не думаю, вы совершенно разные. По моему мнению, единственное, что вас объединяет – владение русским языком.

Расскажите, что вас вдохновляет?

Может показаться как-то абстрактно, но я черпаю вдохновение абсолютно в каждом предмете. На создание L'Ouvre Noire меня вдохновила французская поэзия и литература. Asian Tales появились на свет под влиянием культурного наследия Китая и Японии. Addictive State of Mind неразрывно связаны страстью к турецкому кофе и сигарам. И музой последней новинки Moonlight in Heaven стала чарующая магия экзотических стран.

69.jpg

Ваши ароматы настолько чувственны и откровенны, переплетая в себе одновременно невинность и сладострастие. А как вы можете охарактеризовать любовь?

Я так понимаю, мы говорим о любви между мужчиной и женщиной? В этом вопросе для меня существует два этапа любви: первый – дикая страсть и сексуальное влечение. Второй же этап начинается тогда, когда страсть становится взаимозаменяема чем-то еще. А для меня это прежде всего партнерские взаимоотношения, когда хочется познавать вместе весь мир и быть уверенным в том, что в трудную минуту человек останется рядом во что бы то ни стало.

А помните ли вы запах вашей жены, когда впервые ее встретили?

Нет, но моя супруга отметила, что я пахну ее любимым ароматом – туберозой.

А какой у нее сейчас любимый запах?

Тот, что я сделал специально для нее, в его основе лежит как раз таки тубероза.

А как часто вы работаете над индивидуальными заказами?

Лишь дважды за сезон.

Расскажите подробнее, как это происходит?

Первостепенно мы встречаемся, обсуждаем индивидуальные предпочтения, я тщательно пытаюсь понять, чего клиент ждет от меня. Тестируем ароматы на коже, как они раскрываются и вообще подходят ли. Но перед тем, как прийти к финальному результату, я возвращаюсь к клиенту с несколькими пробными вариантами.

Если бы у вас была возможность создать персонализированный аромат для выдающегося человека из прошлого, кто бы им стал?

Вне всяких сомнений, это Клеопатра, Александр Македонский, Стефан Цвейг и Наполеон – эталоны твердого и непоколебимого характера.

Как пришла идея создания футляра под парфюм, который уже сам по себе является произведением искусства? Над его созданием трудились приглашенные дизайнеры?

Вы удивитесь, но у Kilian нет дизайнеров. А на создание футляров меня вдохновила винтажная коллекция портсигаров 20-30-х, которой я посвящаю все свое свободное время.

Думали ли вы над тем, какой город будет следующим в линейке ароматов Эксклюзивы городов?

Все будет зависеть исключительно от того, в каком городе откроется следующий бутик Kilian. Если в скором времени это произойдет в Алматы, я с радостью создам аромат этого города.

Давайте поговорим о вашей коллекции украшений. Создается впечатление, что ваша фантазия безгранична.

Все, что я создаю, происходит с одной единственной целью – оставаться на века. Так вот, мне хотелось сделать что-то такое, что будет передаваться из поколения в поколение, от матери к дочке или от отца к сыну. Собственно, поэтому и все флаконы Kilian имеют сменные дозаправочные бутылечки, а кейсы можно использовать отдельно в качестве клатча. И если вы копнете в историю возникновения парфюма, во времена правления Марии-Антуанетты, то заметите, насколько популярны были парфюмированные броши в виде цветов. Украшения-ароматы, источающие тонкую вуаль запаха, появились более 250 лет назад, но, к сожалению, потеряли свою актуальность, которую Kilian решил возродить. Потребовалось около двух лет на изучение этого вида ремесла, и теперь я безгранично доволен собой.

Эскизы всех украшений вы тоже разрабатываете самостоятельно?

Да, все идеи рождаются в моем доме.

О чем вы мечтаете?

Мне бы очень хотелось пожить в ряде стран по три месяца, арендуя апартаменты, путешествуя на машине и тщательно познавая культуру этих народов. Но это скорее не мечта, а то, что я планирую осуществить, когда мои дети пойдут в колледж.