Әйел жерден шыкқан жоқ, ол да еркектің баласы,

еркек көктен түскен жоқ, әйел оның анасы.

(Женщина не вышла из-под земли, она – дочь мужчины,

мужчина не спустился с небес, он – сын женщины).

Эта народная мудрость напомнила мою бабушку, от которой я когда-то впервые ее услышала. Совсем недавно эти слова вновь мелькнули на просторах великой сети. И они напомнили мне не только о близком человеке, но и навели на мысли о злободневном.


image-13-09-16-08-32.jpeg

Вы не представляете, с какой частотой в редакцию “Әйел бақыты” приходят письма от девушек и женщин! “Соққы астындағы өмір” (“Жизнь в побоях”) , “Жүріп жүрген жігітім мені соққы астына алды” (“Мой парень начал меня избивать”), “Атам мені ұрады” (“Меня бьет свекр”), – домашнее насилие над женщиной тема многих из них. Век информационных технологий, подаривший нам социальные сети, дал возможность этим женщинам рассказать о своем горе, о котором пришлось молчать годами, кому-то – десятками (!) лет. Некоторые письма не отпускают тебя несколько дней: “Он избивает ее безжалостно. Сейчас у нее сотрясение мозга. Он бил ее по ноге металлическим предметом до тех пор, пока тот не погнулся. Потом, не стесняясь, сам повез ее в травмпункт. На ее теле нет живого места. Он пнул ее два раза в глаз пяткой, и она чуть не ослепла”, – пишет девушка о замужней сестре. “У нас все было хорошо. Родители моего мужа – замечательные люди. Но мой муж сильно изменился. Стал приходить пьяным и избивать меня. Было время, когда мне пришлось убегать из дома с ребенком на руках. Иногда я плачу, думая о том, что если бы мой папочка был жив, он бы защитил меня, а может быть, даже не выдал бы замуж», – она разочарована в институте семьи, разве для этого замуж выходила?

image-13-09-16-08-32-1.jpeg

Почти все письма начинаются со слов ”Атым жасырын болсыншы” (“Пусть мое имя останется скрытым”). Часто пишут не сами героини рассказов, а их близкие – сестры, подруги, родные. Как же мы, нация великих Абая, Шакарима и Ибрая, дожили до такого унижающего человеческое достоинство животного ужаса?! И почему мы, наши дочери, сестры, мамы, тети – молчим? Почему терпим и прощаем? Потому что “ұят болады”, “жұрт не дейді?”, “у всех бывает, надо терпеть, потом будет легче”. Когда потом? Оттого, что нам когда-то внушили зачастую совсем неуместную жертвенность и чувство вины: “У меня уже нет сил от ежедневных скандалов и побоев. Но я не ухожу от него, без меня он пропадет”. А еще от того, что “страшно, идти некуда, куда я одна, без работы, еще и с детьми?”. Да и мои родители меня не примут: “Кеттің бе, кет…” (“Ушла из родительского дома, так ушла”). Вот и живем так, терпим, ездим по травмпунктам и зализываем раны. А рядом с нами растут психологически травмированные дети... И кто знает, во что обернутся эти душевные раны в их взрослой жизни? Әкеге қарап ұл өсер, шешеге қарап қыз өсер (Сын растет, глядя на отца, дочь – глядя на мать)...

image-13-09-16-08-32-2.jpeg

Каждый день мы живем своей жизнью, утром встречаемся в лифте с соседями, он – на работу, она – в сад с детьми. Здороваются, улыбаются. Внешне все прилично: счастливая семья, два сына и дочка. Никто и не подозревает, что она терпит уже 15 лет. И об этом никто не узнает, потому что она – женщина, хранительница домашнего очага, а значит, должна терпеть, понимать и принимать. И вообще она сама виновата, наверное, сама провоцирует его. Ведь он из интеллигентной, а иногда и состоятельной семьи, образованный, воспитанный, всегда вежливый.

“Почему во всем всегда виновата женщина? Если муж бьет, то все равно виновата она. Потому что:

1. дура;

2. за языком не следит;

3. пилит его;

4. бесит его;

5. слишком наглая;

6. ұятсыз, көргенсіз (нужное подчеркнуть)

(из поста Айжан Хамит на ее странице в Facebook).

В каждом конфликте участвуют двое”, “не бывает одного виноватого, всегда ответственны оба”, – скажут сейчас психологи и будут правы. Я тысячу раз соглашусь с ними, но не в случае с бытовым насилием. Когда мужчина, от природы в разы физически сильнее любой женщины, какой бы она ни была, призванный защищать свою страну, свою семью, свою женщину, отправляет ее прямиком в реанимацию?! Поздно пить боржоми! Безопаснее и эффективнее сначала изолировать, а потом уже лечить. А лечить будет долго и не просто. Работа над психикой – дело не простое, и начинать нужно с раннего детства, когда закладывается основа личности будущего мужчины и будущей женщины. Размышляя на тему, я в очередной раз понимаю, какая огромная ответственность лежит на нас, родителях, за то, чтобы завтра наши сыновья не пополнили ряды домашних бойцов-тиранов.