коррек6.jpg

Мадине Бейсекеевой всего 21 год, но ее уже называют королевой таких танцевальных направлений, как Vogue и Waacking, ведь у истоков зарождения этих стилей в Казахстане стояла именно она. Будучи ярким представителем поколения Y, в качестве своего кумира харизматичная девушка выбрала Пэррис Гебель — хореографа с мировым именем, которая причастна к созданию взрывного музыкального видео «Sorry» Джастина Бибера. Одновременно бесстрашная и милая, в нашем интервью Мадина откровенно рассказала о закулисье проекта «Танцы» на ТНТ, проблемах танцевальной индустрии Казахстана и будущих планах по покорению знаменитого американского телешоу «So you think you can dance».


Мадина, с чего началось ваше увлечение танцами?

Изначально это была инициатива моих родителей, по принципу "девочки должны танцевать", а "парни заниматься боевыми искусствами". До определенного возраста занятие танцами вызывало у меня чувство навязанного долга. Я постоянно думала - раз уж взялась за это, то должна довести все до логического конца: как-то выделиться, где-то выиграть. Одним словом, конвертировать упорные часы тренировок в достойный результат. Мной управляли именно такие чувства, нежели любовь к танцевальной деятельности. Страсть и настоящее желание танцевать пришли в подростковом возрасте, в 14-15 лет. Как бы парадоксально это не звучало, как раз в тот момент, когда я решила бросить танцы. Я всегда позиционировала себя творческим человеком, но никак не связывала свою дальнейшую карьеру с танцами. Пыталась найти себя в чем-то другом, реализоваться с разных сторон, поэтому взяла большой перерыв. В итоге годичное отсутствие в моей жизни танцевальной студии дало мне понять, что это именно то, чего мне не хватает.

Как же состоялось ваше триумфальное возвращение?

Если до этого я танцевала больше народные танцы, то после перерыва открыла для себя современные направления. Они затянули меня сильнее, чем классические танцы. Я начала заниматься хип-хопом и через какое-то время решила выехать на ежегодный чемпионат Battle Zone в Москву. Именно там я впервые познакомилась со стилем Vogue, который в Казахстане в то время вообще не практиковался. Совершенно случайно назначенный на чемпионате мастер-класс по хип-хопу отменили, поставив вместо него Vogue. Мастер-класс при этом давал один из основоположников и икона этого направления — Benny Ninja (Бэнни Нинзя, — прим. ред.). Вы можете знать его по американскому телешоу America’s Next Top Model (Топ-модель по-американски, — прим. ред.), в котором он учил моделей дефилировать по подиуму, ведь Vogue очень тесно связан с модельной индустрией, так как основная база танца здесь накладывается на походку — runway и различные позировки. Я получила огромное впечатление от его выступлений, поэтому по приезду в Астану начала углубляться в процесс изучения этого стиля.

Ваше «углубление», похоже, не прошло даром, ведь сейчас вас считают основоположницей стилей Vogue и Waacking в Казахстане. Как это произошло?

С танцем Vogue я познакомилась в 2011 году, как я уже говорила, на чемпионате Battle Zone, а на следующий год все на той же конкурсной площадке уже выиграла в вышеуказанной категории. За весь период существования этого масштабного конкурса только один человек из нашей страны сумел пройти отборочный тур, я же стала первой, кто унес с собой победу. После этого обо мне пошел большой слух, как о человеке, выигравшем в таком необычном для Казахстана направлении Vogue. С тех пор меня начали тесно ассоциировать с этим стилем и провозглашать той, кто начал вливать это направление на территории Казахстана. Танцевать же Waacking я училась через специализированные видео-каналы на You-Tube, потому что в Казахстане на тот момент еще не было людей, которые развивали это направление. На свой первый баттл по Waacking я пошла с базовыми знаниями, которые получила в интернете, конечно, добавляя где-то собственные элементы импровизации. После, когда у меня появилась возможность выезжать и брать мастер-классы, я уже начала учиться у других людей. Так мне удалось усовершенствовать свои навыки и начать плотно продвигать Waacking в массы.

Сколькими видами танцев вы владеете на данный момент?

Это Waacking, Vogue, Contemporary, Jazz Funk, хотя после участия в различных проектах, мне кажется, что я уже смогу станцевать все, что нужно, начиная от джазового стиля Бродвей до индийских танцев, что мы собственно и делали на шоу «Танцы» на ТНТ.

К слову об участии в «Танцах» на ТНТ. Что сподвигло вас пойти на проект?

Изначально все, что было связано у меня с танцами, характеризовалось в основном участием в баттлах. Я выезжала на различные чемпионаты и соревнования, где царила приблизительно одна и та же атмосфера, поэтому мне хотелось разнообразить именно сцену, на которой я выступаю. Телевизионное шоу предполагало совершенно другой формат, отличный от тех, которые уже имелись в моем послужном списке. Я понимала, что мне уже пора выходить в массы, хотелось, чтобы больше людей узнавало меня, в какой-то степени решилась на этот шаг, чтобы стать популярной. У меня были определенные цели — желание открыть собственную танцевальную школу, выезжать по приглашению на различные мастер-классы. Когда ты побеждаешь в баттлах, то становишься известным лишь в узких танцевальных кругах. Я решила поехать на проект и заявить о себе перед многотысячной аудиторией, участие в таких конкурсах ценится публикой. Именно такие мысли посещали меня при моей первой поездке.

Видео с отборочного этапа 2 сезона, принесшее Мадине популярность

Вы решили вернуться и в третьем сезоне. Какую цель вы преследовали, возвращаясь туда обратно?

Как вы знаете, во втором сезоне я дошла до командного этапа, можно считать, вошла в TOP-50. Когда я выбыла из шоу, то была немного расстроена, потому что считала, что все было не совсем справедливо. Решила, что отныне буду выступать там, где меня будут оценивать только с профессиональной точки зрения. Однако позже поняла что «Танцы» - это шоу и ему нужно соответствовать, где-то подстраиваться, поэтому решила попробовать удачу во второй раз. Я уже уяснила для себя, какой выхлоп идет оттуда, поэтому шла смело. Если бы я участвовала только в баттлах, как любят говорить танцоры, пребывая на «трушной» (true — прим. ред.) стороне танцевальной индустрии, где нет коммерции, то добивалась бы того, к чему стремлюсь долгиегоды, хотя есть другой путь к этому, более быстрый. Я поняла, что проект «Танцы» действительно дает большие результаты в плане популяризации — после премьеры сезона с моим участием все начали писать обо мне, говорить, узнавать. Я поняла, что это именно то, что мне нужно. Более того, артиста постоянно влечет к сцене, выступив один раз, хочется возвращаться снова и снова.

Вам удалось покорить своим дебютным выступлением на «Танцах» весь состав жюри и многих зрителей по всему СНГ. Как вы оцениваете результат своего выступления во второй раз?

Честно говоря,было сложнее, судьи были не совсем удивлены, ждали от меня чего-то большего. Если бы я участвовала с таким танцем впервые, они сказали бы, что было круто, но из-за того, что ты приходишь уже во второй раз, на тебя смотрят уже более пристально — ищут изъяны, начинают сравнивать с предыдущим твоим выступлением, сопоставлять с другими участниками. Конечно, нужно было стараться произвести большее впечатление, но я посчитала необходимым в третьем сезоне выступить под казахстанский трек Галымжана Молданазара. На деле оказалось очень сложным ставить под его песни что-то динамичное и смотрибельное, потому что ритмы его композиций сами по себе очень спокойные, монотонные. Во время постановки хореографии я уже понимала, что будет сложно, но не жалею о своем выборе. В итоге я добралась до большего этапа, чем в прошлый раз, вошла в TOP-32, выступила на первом концерте, после чего покинула проект. В четвертый сезон вопреки всем уговорам и слухам возвращаться не стану, потому что пора уже ставить себе другие цели.

Выступление Мадины на отборочном этапе 3 сезона под песню Галмыжана Молданазара

Какие сложности таит в себе участие в телевизионных шоу?

Сложности возникают на эмоциональном уровне. Воспитание в нашей стране таково, что казахстанские участники сами по себе всегда скромнее. Мы не говорим ничего лишнего, боимся показать себя перед камерами как-то не так, потому что на таких масштабных проектах, охватывающих практически все страны СНГ, по тебе будут судить весь народ Казахстана. Поэтому где-то я сковывала себя, чтобы не возникало двусмысленных моментов, старалась не показаться вульгарной или же невоспитанной, наверное, давление оказывали именно такие моменты. В тв-шоу всегда ищут персонажей, тех, кто может свободно говорить о том, что думает, может себя неадекватно вести во время интервью или нелестно отзываться о ком-то из своих конкурентов. Мне же не позволяло делать это воспитание — я не могла говорить что-то плохое о других или надеть на себя что-то провокационное и эпатажное, чтобы поднять рейтинг проекту. Такие моменты тоже очень сильно влияют на тебя, нужно быть эмоционально настроенным к этому. У тебя должен быть готов полноценный экранный образ. У меня, к примеру, сложился имидж хорошей девочки, которая очень мило себя ведет и хорошо танцует. Но этого недостаточно, потому что людям не всегда будет интересно смотреть просто на милую девушку, у нее должна быть какая-то изюминка, здесь нужно действительно прорабатывать все детали.

А на третий сезон вы готовили себе какой-нибудь образ или, может быть, старались разрушить старый, уже сложившийся со времен участия во втором сезоне?

Когда я шла на третий сезон, моя позиция была такова — не буду примерять на себя какие-то образы. Я хотела быть такой, какая я есть. Наверное, в этом и была моя ошибка, потому что для победы или достижения более высоких позиций где-то нужно было показаться другой, в определенных случаях надеть маску, вести себя как-то иначе. Но я хотела быть собой, думала, пусть оценивают конкретно мой танец, а не то, как я выгляжу или веду себя. В конце концов, я поняла, что чрезмерная честность не всегда должна служить ориентиром, если ты хочешь жить в индустрии шоу-бизнеса, нужно уметь перестраиваться.

Мадина, а что вы думаете по поводу казахстанского танцевального проекта «Биле, Казахстан»? После участия в «Танцах» на ТНТ вы бы стали участвовать в местном телевизионном шоу?

Я снималась в рекламном ролике «Биле, Казахстан» и меня приглашали участвовать в этом проекте. Однако я не смогла, потому что периоды съемок совпали с третьим сезоном «Танцев», но даже если бы мне предложили участвовать на следующий год, я бы прежде чем согласиться, наверное, хорошо подумала бы. Мы все наблюдаем то, что сейчас происходит на экранах и это, откровенно говоря, не совсем то, что хотелось бы видеть. В целом я позитивно отношусь к этому проекту, потому что делать что-то в этом направлении лучше, чем сидеть на месте, но если бы это шоу делала я, то все было бы немного по-другому, учитывая, что я прошла через все это.

А чего не хватает нашему танцевальному шоу? Какие изъяны были замечены с вашей стороны?

Затрагивая внутреннюю кухню, могу сказать, что ребята, которые участвовали там, говорили, что спали всего по 2-3 часа. Я понимаю, что конкуренция велика и шоу требует каких-то жертв, но это неправильно, потому что недосып влечет за собой потерю хорошей физической подготовленности и прямо влияет на качество номера. Отсутствие должного отдыха сказывается и на внешнем виде, а этот пункт очень важен именно при съемках тв-шоу. Может быть, я придираюсь, но еще мне элементарно не нравится, как выстроен свет, записан звук, используются спецэффекты. У них сейчас есть фишка добавлять slow motion (замедленная съемка, — прим. ред.) во время выступлений танцоров. Такое очень часто применяется в аналоговом американском шоу «So you think you can dance». На этом проекте этот эффект используется очень искусно, например, когда танцор делает супер прыжок и замедление позволяет зрителям ощутить сложность постановки. Наши же почему-то используют slow-motion в ненужные для этого моменты, поэтому иногда думаешь — «что за странная пауза была только что?». Видимо, у них за это на интуитивном уровне отвечает видеограф, а по сути этим должен заниматься хореограф, подсказывая какие спецэффекты добавлять, чтобы танец смотрелся в эфире лучше. Недоработки можно отметить и в выстраивании цветовой гаммы. В «Биле, Казахстан» кадр перенасыщен красками, которые отвлекают внимание и не совсем приятны глазу, поэтому ты не можешь толком сконцентрироваться на танцорах. Более того, сами участники участвуют в этом процессе, выбирая пестрые наряды. Когда мы участвовали в «Танцах», то для нас проводили инструктаж о том, какие цвета в одежде предпочтительнее выбирать для выхода в эфир, чтобы камера не «съедала» их, выставляя все в неприглядном виде, то есть прорабатывались все детали. Может быть, это мелочи, но после участие в зарубежных проектах я начала подмечать такие нюансы.

Несмотря на то, что вы молоды, у вас уже имеется высокая профессиональная компетенция и множество достижений за спиной. В каком направлении вы хотели бы развивать свою карьеру в ближайшее время?

Я уже начала пробивать почву для участия в «So you think you can dance», чтобы как следует узнать обо всех подводных камнях этого шоу и максимально подготовиться как в физическом, так и в моральном плане, потому что там совершенно другой уровень, сильнейшая конкуренция. Для того, чтобы выделиться среди участников на американском телевидении история о том, что я с далекого Казахстана или необычность моей азиатской внешности просто не возымеют эффект. Более того, мне потребуется соответствующая документация, чтобы меня допустили к участию в шоу. Покорять Америку с туристической визой мне просто не позволят, нужно заполучить либо greencard, либо специальную визу для артиста, которая позволяет тебе легально и продолжительное время выступать на сцене. Все это можно организовать, но предстоит проделать огромное количество работы. Хотя именно этот фактор никогда не останавливал меня на пути к мечте. Я не боюсь сложностей, готова покорять любые вершины, только дайте мне возможность!


Фотографии: Муханбетжанов Ербол