dce206cd4b55ca5f42950b60fa81bcc6.jpg

Токал – это хорошо или это плохо?

Моя бабушка была то ли третьей, то ли четвертой женой нашего деда. На наш вопрос ”почему?” мама объясняла тем, что в послевоенные годы мужчин было очень мало, лишь немногие вернулись с фронта. В цене был любой мужчина – неважно, хромой, одноглазый, однорукий. Более того, я слышала разговоры о том, что старший брат моей бабушки, уважаемый в селе человек, проспорил ее, свою единственную (!) младшую сестру односельчанину, и так она вышла замуж. Время было такое, совсем другое. Между моим ата и әже была довольно большая разница в возрасте. Они, к сожалению, развелись. Бабушка в одиночку воспитала троих детей, один из которых мой отец. И во всей этой истории, кроме прочего, я помню, что мама, рассказывая о других женах нашего деда (отца ее мужа), называла их “супруга вашего деда”. Она даже не называла их “тоқал” или “бәйбіше”. Может быть, “тоқал” было в то время каким-то неудобным, обидным словом?

В то время общество не осуждало полигамию. Но стать многоженцем было по карману далеко не каждому казаху. Иметь несколько семей могли лишь состоятельные люди из знатных родов. Большая семья с несколькими женами была одним из признаков высокого статуса мужчины, его широких возможностей. Тоқал (младшая жена) была официальной, признанной обществом и уважаемой всеми женой, рожала и воспитывала детей, жила в доме мужа отдельно от других жен, иногда – вместе с ними. Да, может быть, казашки тех времен были значительно менее социально активны, были заняты домом и детьми, были более подчинены мужчине, НО они не были массово, потребительски использованы и брошены на произвол судьбы. В казахской степи не было понятий “мать-одиночка”, ”вдова”, “дом малютки”, ”детский дом”, ”дом престарелых”…

Сегодня же тоқал – это тайна за семью замками. Как правило, это молодая девушка, которую содержит состоятельный мужчина значительно старше нее. С легкой руки Айнур Исиной, в обществе стало усиленно муссироваться понятие “тоқал” в том негативном смысле, в каком оно понимается и используется сейчас.

В течение всех 25 лет независимости Казахстана периодически активно обсуждается, в том числе звучит с депутатских трибун, вопрос о многоженстве. Сторонники полигамии, мужчины, приводят три основных довода:

  • необходимость улучшен и я демографической ситуации;
  • это мужская природа, это часть мусульманской культуры;
  • возможность устроить жизнь одиноких женщин при текущем значительном превышении числа женщин над мужчинами и (!) обеспечить им правовую защиту в качестве законной супруги.
  • Ну, а теперь обо всем по порядку. Повысить рождаемость мы можем, имея одну семью, никто ведь не мешает нам родить много детей в одном браке? Сколько детей мы рожаем сегодня? Одного, двоих, ну, хорошо троих? Если бы в каждой семье было в среднем по пятеро детей, демографическая ситуация тем не менее оставалась бы сложной, тогда мы могли бы рассматривать полигамные браки в качестве следующего, логичного шага к достижению демографических показателей.

    “Каноны исламского законодательства о браке исходят из того, что наиболее разумным, соответствующим религиозным представлениям о богобоязненности и благочестии, является моногамный брак. Шариат не содержит призывов к полигамии и не считает ее обязательной. Исходя из принципов исламского права (фикха) и на основе исторической практики, правоведы (факихи) определили условия, при которых возможно заключение нового, повторного брака. К ним относятся, например:

  • бесплодие или неспособность первой супруги к деторождению;
  • условия военного или послевоенного времени, когда число незамужних женщин и вдов (нуждающихся в обустройстве семейного очага, заботе и уходе) превосходит число мужчин;
  • физиологические особенности мужчины, выраженные в излишней (по сравнению с его женой) сексуальной активности (при условии достаточного материального обеспечения двух или нескольких семей), что может создать почву для прелюбодеяния, которое есть великий грех перед Богом и семьей”. (www.umma.ru).
  • О том, почему девушки идут в токал, написано и сказано уже не мало. Кому-то хочется всего и сразу: квартиру, машину, путешествия, салоны красоты, модную одежду и рестораны. Кто-то ждал принца и, не встретив его к своим 30, оказался перед сложным выбором: пойти в токал или проживать жизнь в одиночестве. Если в первом случае все довольно просто и понятно – сделка, выгодная обеим сторонам, молодость и красота в обмен на материальное благо, то во втором очень обидно за наших девушек. Каждая нормальная девушка хочет реализовать себя в качестве жены, хранительницы домашнего очага, матери. Может ли общество предложить этим девушкам альтернативу? С одной стороны, строгая и несговорчивая статистика говорит “нет”. “Контрольный пакет акций” в численности населения Казахстана у женщин – 52%, соответственно, 48% жителей – мужчины. Казалось бы, почти одинаковое число мужчин и женщин. Но если соотнести число свободных женщин и мужчин, исключив мужчин-алкоголиков, наркоманов, заключенных, то на одного мужчину приходится 8 (!) женщин. При такой статистике налицо явная диспропорция, этим cеми женщинам нужно как-то устраивать свою жизнь.

    Вариантов не так много:

  • остаться в гордом в одиночестве;
  • выйти замуж за иностранца;
  • стать тоқал (тоқал-любовница, тоқал-содержанка, тоқал-жена).
  • Мы вынуждены признать, что на сегодня немалая часть наших дочерей остается не у дел. Они хотят выйти замуж, познать радость супружества, материнства. Законодательное разрешение многоженства и грамотное правовое регулирование вопроса кажутся выходом для таких случаев. Да, может быть, нам, женщинам, морально сложно это принять, но таковы обстоятельства. И некоторые готовы пойти второй, третьей, а правильнее сказать: не первой и не единственной женой. И они идут. Но что потом? В большинстве случаев обе стороны, а в особенности девушки, получают плачевный жизненный опыт. В сентябре один из эфиров “Әйел бақыты” был посвящен теме “Бәйбіше болғым келеді” (Хочу быть старшей женой в понимании “ищу жену своему мужу”). Героиня выпуска стала второй (гражданской) женой 34-летнего мужчины в свои 19 лет. Как оказалось впоследствии, мужчина вместе с супругой склонил юную девушку к вступлению в полигамный брак для того, чтобы она родила им сына, наследника. В качестве матери ребенка путем обмана и, вероятно, подлога документов оформили первую жену. Спустя некоторое время после рождения ребенка они выгнали ее из дома, сейчас не допускают к сыну.

    Простая аульная женщина. Муж загулял с другой. Городок небольшой, дурные вести быстро донеслись до законной супруги. Скандал, ругань. Муж безапелляционно заявляет, что его “тоқал” беременна, если он на ней не женится, его посадят в тюрьму. Жена сама вырастила троих детей, выдала замуж, женила. В ссорах и обидах прошло 22 года, в итоге она ”простила” его и сейчас живет с ним и с его молодой женой. Живет, ведомая страхом одиночества и потери статуса замужней женщины. Что же мы делаем? Мы просим узаконить многоженство, чтобы взять под свое крыло одиноких девушек, женщин, которым не хватило мужчин, чтобы вот так помогать, заботиться и опекать? Да, есть благополучные примеры, когда несколько жен знают друг о друге, неплохо ладят. В этом огромная роль мужчины. Но несравнимо больше печальных примеров, когда пытаясь организовать полигамную семью, мужчина рушит первую, вторую, третью – и ничего хорошего из затеи не выходит. В большинстве случаев люди не отдают себе отчета, не представляют реально, что значит завести еще одну семью. Как ни прискорбно, на сегодня у нас далеко не каждая моногамная семья благополучна, не говоря уже о полигамной. Каждый третий официальный брак в Казахстане распадается. И получается, что мы, как общество, не можем сохранить единственный брак, а хотим создать второй, третий, четвертый?

    Мы живем в период трансформации, адаптации к меняющимся условиям жизни в составе мирового сообщества. Мы уже не те степные казахи, кем были до Cтраны Cоветов. Влияние мировых культур (как положительное, так и не очень) формирует новую нацию. Пока у нас получается не очень хорошо. Мы теряем важные для нас традиции и не все из того, что перенимаем, нам на самом деле нужно. Наш институт семьи переживает серьезный кризис. Одна у нас будет семья или две – не так важно, если наши семьи будут счастливы. (Бірлігі жоқ үйде береке болмайды – не будет благополучия в доме, где нет единства и согласия). Кому нужны наши достижения и экономический подъем, если мы несчастливы в самом простом и самом нужном – в семье? А между тем я, Ляйла Султанкызы, увидев себя в списке семи самых знаменитых тоқал Казахстана на страницах сайтов желтой прессы, заявляю, я ЖЕНА.