Жан.jpg

Жан Байжанбаев — один из немногих казахстанских актеров, заставший все три эпохи развития кинематографа Казахстана. Сам он с гордостью причисляет себя к артистам советской школы, однако для многих его звезда взошла в постперестроечный период с выходом на телеэкраны сериала «Перекресток». В нынешнее время Жана Байжанбаева уже называют ветераном кино, а он продолжает укреплять свой статус и успех, снимаясь в самых обсуждаемых и кассовых фильмах современного периода. Журналу L'Officiel Kazakhstan талантливый артист кино и телевидения рассказал о том, почему актёры сериала «Перекресток» носили звание самых богатых людей в 90-е, чем вредна "мультяшная" популярность современных актеров, и как поступление на актёрское отделение советских институтов могло быть связано с песенным конкурсом X-Factor.


Жан, вы начали сниматься в кино в 17 лет. Почему ваш выбор пал именно на эту профессию, ведь в советское время детям было свойственно мечтать о космосе, дипломатии и других сферах?

Я и не выбирал особо, это было написано на моем роду, так как я потомственный актер. Фамилия Байжанбаевых известна во всем Казахстане, потому что она всегда была связана с радио, театром и кино. Когда мне исполнилось 13-14 лет, я уже расставил все приоритеты и решил стать артистом. К тому же, все вокруг говорили: «Симпотяга, тебе прямая дорога в кино» (смеется). Однако, по сути, я просто продолжил нашу актерскую династию и творческий путь нескольких поколений нашей семьи.

Помните ли вы ваш первый опыт в съемках фильма?

Однажды мы пошли вместе с моим дядей Макилем Куланбаевым, заслуженным артистом КазССР, на нашу старую легендарную киностудию «Казахфильм», которая тогда еще находилась на пересечении улиц 8 марта и Советская,и случайно столкнулись с Леонидом Аграновичем, известным советским кинорежиссером. Он предложил мне попробоваться на фильм «Щит города»,повествующий об истории создания знаменитой алматинской плотины. Меня вызвали на фото- и кинопробы, попросили сыграть определенные сцены из предстоящей картины, после чего утвердили, так как я хорошо справился с поставленной задачей перед камерой. Так я получил свою первую роль, она была второстепенной, но я был безумно рад тому, что разделял площадку с такими легендарными актерами, как народный артист КазССР Ануарбек Молдабеков и народная артистка СССР Фарида Шарипова, которые играли моих родителей.



Кадры из фильма "Невеста для брата" (фото: kino-teatr.ru).

Многие советские актеры зачастую признавались в том, что не всегда поступали в театральные институты с первого раза, проваливая вступительные экзамены. Как же обстояли дела у вас?

Мне повезло, что в тот же год, когда я окончил школу, открыли Алматинский государственный театрально-художественный институт (АГТХИ). Сейчас он именуется Академией искусств имени Т. Жургенова. До этого театральный факультет был при консерватории. Поэтому открытие отдельного института для меня имело особое значение, ведь мы стали его первыми студентами и, соответственно, выпускниками. Людей в нашем институте было крайне мало, около 80 человек с преподавательским составом. Тогда зачисление студентов на творческие специальности носило очень строгий характер, на одно место претендовало 30-40 человек. Желающих поступить на театральный факультет было огромное количество, поэтому очередь на сдачу документов была подобно той, что показывают по телевизору во время отборочных туров музыкальных состязаний X-Factor, Народный артист и Голос. Мы готовили басни, песни, прозу, этюды. После выполняли задания в парах. Моим напарником был Саги Ашимов, мой друг и коллега. Нам поставили задачу изобразить сцену ссоры, используя текст детской песни «Пусть бегут неуклюже». Дело чуть не дошло до драки, мы старались показать гнев, «наезжали» друг на друга … словами крокодила Гены (смеется). Степень таланта студентов оценивали выражением по Станиславскому — «верю – не верю».

Я гордо именую себя актером именно советского кино, современную школу кино, увы, не вижу. Наша профессия сейчас обесценилась, многие нынешние актеры не «закалены», они проходят трехмесячные курсы актерского мастерства или вовсе приходят со стороны, не зная даже азов нашего ремесла. Раньше в кино снимались только настоящие профессиональные артисты или студенты театральных вузов.

То есть вы негативно относитесь к «случайным» людям на площадке?

Скажем так, я сторонник классической школы. В России около 90% актеров – профессионалы, которые имеют дипломы ВГИК, ГИТИС, Щукинского и Щепкинского училищей. У нас же в фильмах снимаются ребята в основном без специального кино-театрального образования. Не думаю, что знания 4-5 лет можно запросто перекрыть тремя месяцами даже самой усиленной учебы. Но не спорю, были достойные самородки, которые играли на подмостках театра им. М. Ауэзова, ТЮЗа и других театров. Многие народные артисты СССР и КазССР тоже не заканчивали ВУЗов, но их воспитывали в театре с каждодневными репетициями, которые порой могут длиться по 10 часов. Изначально они играли в эпизодах, массовках, групповках, и только потом им доверяли на главные роли. За это время они успевали обучиться ремеслу и выдавать на сцене достойный результат, приправленный их природным талантом. Пусть они и были без образования, но проходили очень суровую школу театра. Сейчас время другое, продюсеры просто хотят снимать кино ради денег, а ребята быть актерами ради того, чтобы получить никому не нужную «мультяшную» популярность.

Жан3.jpg

Фото: comode.kz

Видите ли вы проблему современного кино лишь в актерах, или же есть также другие факторы, которые негативно сказываются для вашей сферы деятельности?

Сейчас производство картин поставлено на конвейер, в год снимают бесчисленное количество абсолютно нелепых картин, поэтому выходит так, что непонятно какой актер за неполные 10 лет карьеры имеет в фильмографии около сотни картин. А такие титаны кинематографа, как Армен Джигарханян, Асанали Ашимов, Идрис Ногайбаев, Михаил Ульянов, Нурмухан Жантурин только за всю свою жизнь сыграли в 50-80 картинах. Более того, очень сильно страдает качество игры: актеры сейчас снимаются в нескольких проектах одновременно, им не хватает сил, времени, да и просто желания ознакомиться со всем сценарием, они просто заучивают свой текст, быстро отыгрывают его на площадке и уезжают на другой проект. О каком вживании в образ стоит здесь говорить? Я всегда запрашиваю весь сценарий картины, а не только отрывки со своими сценами, даже если у меня второстепенная роль. Мне важно знать, как развивается сюжет, даже если меня нет в кадре, потому что на основе этого я выстраиваю свой персонаж и его отношение к другим героям. Очень важно знать всю фабулу фильма, иначе на выходе можно получить второсортный продукт. Кроме того, важно учитывать, что фильм будет оцениваться широкой публикой и режиссерами, которые в случае провала актера больше не захотят создавать фильм, где на афише будет прописана его фамилия. В конце концов, это профессионализм, без которого твоей репутации и карьере может прийти конец, несмотря на твое хорошее личико.

В каких жанрах вам нравится играть больше всего?

Когда я только поступил на актерское отделение в институт, сразу же определили мое амплуа - лирико-романтический герой. После окончания университета, как вы знаете, было госраспределение. Я попал на киностудию «Казахфильм», где меня постоянно утверждали только на ромкомы, в которых я играл героев-любовников положительного характера. С тех пор за мной и закрепился этот образ. Смена амплуа случилась, когда Ахан Сатаев предложил мне сыграть в фильме «Рэкетир». Меня никто никогда не рассматривал на роль отрицательного героя, потому что у меня был слишком интеллигентный вид (смеется). Такие персонажи воплощали в основном крупные накаченные парни со шрамами на лице и руках, что было достаточно стереотипно. Ахану же удалось отойти от этого шаблона, представив публике интеллигентного лицемера, который делал свои подлые дела за спиной, притворяясь при этом серой мышкой. Ахан молодец, он взглянул на образ с другого ракурса, ведь намного страшнее, когда человек имеет ангельское лицо и душу дьявола.

Кадр из фильма "Рэкетир" (фото: kinocore.com).

С комедийной стороны я раскрылся в одном из своих последних фильмов «Бизнес по-казахски». Не многие об этом знают, но в студенческую пору я довольно часто играл именно комедийных персонажей, поэтому с легкостью согласился. Я доволен тем, что мне удалось предстать перед публикой в совершенно другом образе и сломать их устоявшееся мнение обо мне. Было очень приятно получать положительные отзывы от зрителей по отношению ко мне, как к комедийному актеру. Надеюсь, я смогу удивить всех и в следующей картине Нурлана Коянбаева "Каникулы в Тайланде".

Жан, сейчас кинематографический рынок Казахстана начинает потихоньку возрождаться. Однако был период, когда он был в совершенном упадке. Как вы справлялись с такими моментами?

Профессия актера в целом очень тяжелая, да и неблагодарная. Гонорары у нас не такие большие, как представляют себе люди. Да, бывает, что актер может получить хорошую сумму за одну картину, но после его полгода могут не приглашать в другие проекты, поэтому полученные деньги он должен будет рассчитать на все эти 6 месяцев. В таких случаях, твою голову посещают мысли, что лучше иметь постоянное место работы и стабильный заработок (улыбается). У актеров так: сегодня ты молод и востребован, а завтра стал чуть постарше, уже вышел из молодежной категории, а для роли родителя (отца) еще не созрел. Приходится просто сидеть и ждать. Как-то Николай Бурляев очень точно описал это состояние: «Я снимаюсь в кино вот уже 50 лет, но из них перед камерой я провел лишь 20». То есть 30 лет были сплошным периодом ожиданий в надежде, что тебе позвонят и утвердят на роль. Поэтому многие актёры сегодня ведут праздничные концерты на крупных площадках города, свадьбы, крупные юбилеи, корпоративы, а если повезет, становятся ведущими на телевидении. И я тоже не исключение. Сейчас я веду передачу «Жаңа күн» на канале «Хабар».

Жан, вы принимали участие в съемках таких картин, как Перекрёсток и Рэкетир. Каково быть причастным к таким легендарным картинам, которые в свое время буквально перевернули телевизионную и кинематографическую индустрию Казахстана?

Я этого и не ощущал, ведь когда ты снимаешься, не можешь предугадать, станет ли фильм легендарным или нет. «Перекрёсток» снимался в 95-м году, когда даже в Москве ничего не производили. На самом деле, инициатива снимать этот ставший уже культовым сериал исходила со стороны английского телеканала BBC, который таким образом решил поддержать наше молодое государство, которое образовалось на развалах советской державы. Если я не ошибаюсь, они выделили около 1,5 миллиона долларов на производство сериала на безвозмездной основе. К нам из Великобритании приехали около 50 человек из съёмочной группы BBC — режиссеры, продюсеры, звукооператоры, осветители, гримеры, ассистенты, сценаристы, миссией которых стало обучение наших специалистов секретам производства больших сериалов, используя многокамерную систему съемок. Это во многом ускоряло время съемок. Англичане серьезно подошли к их обучению, потому что им было важно показать исконно казахскую действительность, максимально приближено расписать сюжет под казахстанские реалии. И они добились нужно эффекта: не успел сериал выйти в эфир, как вокруг него поднялся небывалый ажиотаж, и пришла мгновенная популярность. После 50 серий, англичане передали бразды правления на производство сериала каналу «Хабар» и уехали восвояси.

жан2.jpg

Фото: comode.kz

Несмотря на то, что производством картины занимались высококлассные иностранные специалисты, вы все равно не ожидали успеха кино-новеллы?

Если честно, нет. Были 90-е годы, всем было тяжело. Актеры сидели с пустыми карманами, потому что кино не снималось, и когда нас позвали в сериал, мы просто радовались тому, что, наконец, работаем и получаем достойную заработную плату, которую нам тогда выдавали (на минуточку!) в долларах каждую пятницу. У иностранцев было принято выдавать зарплату каждую неделю, что они и делали. Не побоюсь сказать, что речь шла о 200-300$ в месяц. По тем временам это были очень хорошие деньги. Поэтому мы держались за этот проект, старались, чтобы нас не сократили. Тогда этот сериал буквально оживил нас, чему мы безмерно благодарны.

А как складывалась ситуация с производством картины «Рэкетир»?

Я ходил на кастинг фильма «Рэкетир» вместе со своим племянником, который пробовался на главную роль, центрального героя Саята. На площадке встретил свою знакомую, которая выступала в качестве ассистента режиссера. Она буквально уговорила меня попробовать пройти кинопробы, воплотив образ отрицательного персонажа Серика. Я согласился, быстро отыграл сцену и уехал. Через 2 дня мне сообщают, что меня утвердили. Инвесторы, продюсеры и главные организаторы картины единогласно проголосовали за мою кандидатуру, с единственной ремаркой, чтобы я согласился отдать своему персонажу собственное имя. К слову, после выхода картины и ее сумасшедшего успеха, имя Жан стало очень популярным среди казахстанцев. Ко мне часто подходили люди, признаваясь в том, что называли своих детей в мою честь.

В целом, я не думал, что фильм обретёт такую популярность, причём, не только в Казахстане, но и на территории всего постсоветского пространства. Даже когда я ездил на отдых в Тайланд, меня там узнавали российские и украинские туристы. Пребывая в Париже, я наткнулся на эмигрантов с России, которые уже 15 жили во Франции, но, тем не менее, признавались, что знают и любят фильм «Рэкетир». В Домодедово наш фильм крутили на телевизионных экранах, установленных по всему периметру аэропорта. Такое внимание зрителей и их любовь очень радует и греет душу.

Каковы ваши планы на будущее?

Недавно ребята, которые принимали участие в написании сценариев для «Вузеров» и других сериалов, пригласили меня на главную роль в их новом проекте, в котором 14 серий. Спонсировали проект независимые инвесторы, поэтому, как только они найдут заинтересованный в прокате канал, вы сможете увидеть его в эфире. Пока могу сказать лишь то, что сериал повествует о судьбе четырех молодых людей, заболевших раком. Ожидайте! Надеюсь, и этот проект найдет своего зрителя!


Фото: Comode.kz , Brod.kz