LRM_EXPORT_20171119_002448-min-min.jpg

Ляйла Султанкызы не только известный продюсер, автор и телеведущая популярных казахстанских программ, но и постоянный колумнист L’Officiel Kazakhstan с самой преданной читательской аудиторией. Ее темы всегда актуальны, злободневны и чуточку провокационны. Это интервью стало долгожданным и закономерным по целому ряду обстоятельств. О грандиозных изменениях в жизни, выходе новой книги, а также схожести с Андреем Малаховым.


Ляйла, в первую очередь, не могу не отметить Вашу новую стрижку. Каково было прощаться с привычной длиной волос, и с чем связано это решение?

Желание изменить прическу обычно связывают со стремлением изменить что-то в своей жизни, с неудовлетворенностью. Слава Аллаху, в моей жизни все благополучно. Но есть изменения в профессиональной жизни. Я около месяца думала над предложением стилиста изменить образ, приняла во внимание мнение своей команды. Мой hair stylist Юлия и стилист Динара очень давно и хорошо знают меня, мои привычки – я практически всегда собираю волосы, дома хожу в платке. «Ляйла, Вам будет сложно, уход за коротким волосом очень утомителен», – Юля две недели не могла решиться сделать этот взмах ножницами. В итоге мы это сделали (смеется). Сначала было страшно, а сейчас я уже привыкла. Это нужные перемены: меняется формат некоторых из моих проектов, и я должна уметь идти с ними в одном ритме. К тому же я всегда готова к новому, неизведанному, для меня это всегда шаг только вперед, как бы ни сложилось.

Недавно казахстанские СМИ пестрили новостью о совместном проекте Ляйли Султанкызы с Tengrinews.kz «The Эфир». Вы – человек телевидения, который созрел познакомить свою аудиторию с YouTube?

Для нас «The Эфир» – новая площадка. Ее создание не преследует цель образовать казахоязычную аудиторию в YouTube, она там уже давно есть. Проект совместный, и над ним постоянно работают обе команды: мои ребята и Tengrinews. Подбор героев остается за нашими коллегами, а вот материал регламентируется редакторами обеих сторон. Иногда я слышу критику относительно подбора героя выпуска. Для выбора той или иной личности всегда есть объективные причины. Tengrinews в курсе самых актуальных событий, изучает и понимает атмосферу, обстановку в разных сферах жизни общества, поэтому делает свой выбор грамотно. Позади уже два выпуска. Мы понимаем, что аудитории интересны наши спортсмены, творческие люди, деятели, на высоком уровне представляющие себя на обоих языках. Я думаю, что шаг за шагом проект завоевывает свою аудиторию. Хочется выразить благодарность творческой команде и менеджменту Tengrinews за то, что мы вместе делаем. Мы не хотим останавливаться на этом и размышляем над новыми, более масштабными проектами. Дай Бог, все получится.

LRM_EXPORT_20171204_163349-min.jpg

В интернете, как правило, нет такой строго регламентированной цензуры, как на государственных телеканалах. Будете ли пользоваться этим преимуществом?

Да, на самом деле в этих условиях и ты, и герой твоей передачи могут быть более искренними, открыто выражать эмоции. Иногда мы думаем, что быть эмоциональным – это плохо, это закрытая территория. Нет, каждый герой – прежде всего человек со своими не только сильными, но и слабыми сторонами. Уметь быть самим собой здорово, и под силу далеко не каждому. Мы же привыкли всегда казаться хорошими. Сегодня и мы, и наши зрители, слушатели, читатели становимся все более и более готовыми понимать и воспринимать это. Ошибаются все, каждый имеет на это право. Женился? Да. Развелся? Да, не смог, не получилось. Это не погоня за сенсацией. Есть вопросы-табу, которые мы не задаем. Есть элементарная журналистская этика и уважение друг к другу. Конечно, бывают очень эмоциональные или нестандартные ситуации – нецензурные выражения, ну, или вдруг платье у кого-то задралось. Бывает, мы ведь люди. Эти моменты мы смягчаем, корректируем. В целом я всегда за искренность, открытость. Поэтому и строю свои интервью, эфиры с этого ракурса.

Кого из современных журналистов вы лично смотрите на YouTube?

Уважаемых мной, высоко ценимых журналистов сегодня, безусловно, много. Возьмите даже тех, кто рядом со мной, с кем вместе мы делаем наши проекты. Многих коллег я постоянно и смотрю на YouTube, и читаю на различных других площадках. К примеру, Арман Шураев, Михаил Дорофеев, Сакен Сыбанбай, Ерлан Бекхожин, Жулдыз Абильда, Алишер Еликбаев, Арман Скабылулы, Айжан Хамит. Их очень много. Тех, кто отлично делает работу в своей сфере. Но также немало и псевдожурналистов, без стиля, без собственного видения. Ну, и тех, кто сегодня космонавт, а завтра – журналист. Бытует мнение, что факультет журналистики пора закрывать. С некоторыми вещами приходиться соглашаться. Комплексы, страхи, нехватка знаний мешают нашим молодым коллегам свободно выражать себя и делать то, на что они способны. Есть ребята, закончившие зарубежные вузы, они только-только начинают свой путь. И все же я верю, что у журналистики большое будущее.

LRM_EXPORT_20171119_023440-min.jpg

В рамках «The Эфир» уже вышли два интервью: с Данияром Елеусиновым, Турсынбеком Кабатовым, Акботой Сейтмагамбет и Айнур Турсынбаевой. Оцените их. Справились ли Вы лично с поставленной задачей?

Да, справилась. Я объективна к себе, умею видеть свои недоработки, ошибки. Есть над чем работать, и я работаю. А в целом я верю, что справилась (улыбается). Спасибо моей команде, моим коллегам.

Ляйла, насколько хорошо Вы изучили новые тренды журналистики, чтобы быть востребованной и среди современной интернет-аудитории?

Я вспомнила популярный в 90-е годы рекламный ролик российского банка со слоганом «Это мой банк». Журналистика – мое призвание, дело моей жизни, я люблю его и отдаю ему большую часть энергии и времени. Все мои профессиональные планы, мечты связаны с журналистскими проектами. Поэтому изучение трендов, грамотное следование им, выбор траектории развития с учетом специфики страны, нации – для меня безусловный must do каждый день.

Каковы риски ток-шоу «Прямой эфир с Ляйлой Султанкызы»? Не боитесь критики?

Нет (смеется)! Среди моих зрителей много тех, кто радуется переменам в моей жизни и поддерживает меня в этом. Это вдохновляет. Объективную критику мне в первую очередь дают мои близкие и друзья. А на все остальное у меня просто нет времени.

Бывали ли ситуации, когда по завершении шоу вы расстроенно покидали площадку с мыслью о том, что нужно было сделать, сказать иначе?

Конечно! В этом и сложность прямого эфира. Всегда переживаешь, что герой шоу может на какой-нибудь пятой минуте встать и уйти. А впереди еще 55 или 75 минут шоу. Это человек, все бывает, и ты никак его не удержишь. За 4–5 лет в «Әйел бақыты» было много волнительных моментов. Бывает, сомневаешься, не была ли ты слишком жесткой в том или ином выражении, слове, смогла ли раскрыть тему. Случались и такие казусы – в сценарии прописано одно мнение героя, ранее им же самим озвученное, а я прямом эфире он говорит совершенное другое. Прямой эфир: камеры работают, зрители в ожидании финала, а ты ищешь правильный выход. А герои передачи тем временем улыбаются, как ни в чем не бывало. Такое случается нечасто, но бывает, и ты должна быть всегда готова.

Ляйла, всегда и всем интересно читать о факапах других людей. Вспомните случай из Вашей практики, когда вы потерпели реальное поражение в эфире.

У нас было несколько эфиров, связанных с судебными делами. В одном случае мы сильно переживали, что проиграем. В нашей работе ошибка в одном звене цепочки может отразиться на работе всей команды, на результате всего проекта. Не буду сейчас вдаваться в подробности, возможно, напишу об этом позже специальный материал. Сложно, когда споры доходят до суда. Тогда ты понимаешь, насколько важно быть внимательной к каждому своему слову. Люди разные, и намерения участия в передаче могут быть абсолютно разными. Кто-то приходит с благими намерениями, искренен. С ними все проходит гладко, со взаимным уважением и теплом. Кто-то приходит «поставить тебя на место», «ужалить»; бывает, не дает тебе слова сказать. Встречаются разные характеры и темпераменты, к сожалению, бывает и так, что слышишь много нехороших слов за спиной после участия в передаче. Не хочется оперировать словом «поражение», эфир – это не война. Но иногда складывается и так, что ты чувствуешь себя подавленным, бесполезным, когда понимаешь, что тема не раскрыта. Тогда говоришь себе: «Эх!»

Что является самым сложным в работе телеведущего?

Если ты любишь свою профессию, нет ничего сложного. Ты не воспринимаешь сложности как великую проблему. Это зависит от состояния твоего сознания. Мы сами настраиваем себя на позитив или негатив. И это на самом деле большой труд. Порой тебя выкидывает из зоны комфорта, но называть это трудностями, проблемами – не по мне. Я всегда уверенно и с позитивом смотрю вперед, благодарна и победам, и препятствиям на пути, они делают сильными и здорово закаляют. Это не означает, что профессия телеведущего подходит для всех оптимистов. Она все же требует большого мастерства. Если мы говорим именно о моих проектах, то одним из сложностей можно назвать «держать курс». Когда ты работаешь в записи, то всегда можно что-то вырезать, что-то убрать, что-то склеить. И конечный продукт будет смотреться цельным. Если же эфир прямой, то герои могут начать спорить, поменять тему, вообще встать и уйти. В итоге, начали с мух, а закончили котлетами. А ведь зритель этих нюансов не знает. Он включил передачу чтобы посмотреть и послушать эфир на заявленную тему. И вот сделать так, чтобы и телезритель, и гости студий, и зрители в зале и приглашенные личности получили нужную информацию и остались бы довольными – вот это и есть первоочередная задача ведущего. Только с годами приходит умение и нарабатывается определённое чутье, так необходимое чтобы «держать курс» эфира. Но опять же, когда любишь свои работу, то и от такой работы дирижёра получаешь большое удовольствие.

У кого бы Вы безумно желали взять интервью, будь то это человек из настоящего или прошлого?

Об этом знает Нариман Койшибаев (смеeтся). Тсс! Из настоящего – Мелания Трамп. Мне бы хотелось послушать ее историю, а не историю ее нарядов. Мне интересно знать, что скрывается за пальто от Шанель или золотистыми лодочками от Диор. Если вы заметили, ни одна первая леди других стран не «удостаиваются» такого разбора гардероба, как жены президентов Америки. Я бы взяла интервью у обладателя Нобелевской премии. У любого из них. Конечно, у каждого человека свое призвание, но в моем понимании никакая профессия не может сравниться с трудом этих великих людей. Очень яркая и неординарная личность – Бриджит Макрон. Обязательно сделала бы материал с Халимой Якуб. Ведь что мы знаем о ней? Что ей 63 и что она является представителем малайской общины. Действительно ли ей повезло? Или ее путь был долгим и тернистым? Я бы очень хотела сделать интервью с Сарой Алпыскызы – уверена, получилось бы глубокая, очень интересная беседа. Список получился женским, да. Просто в истории ведь действительно очень много женщин, оставшихся в памяти людей благодаря своим поступкам, вкладу в развитие нации, страны, мира. Тут придется открыть вам секрет. Планирую взять интервью у людей, отличившихся своим вкладом в развитие мира, общества. Мы работаем над этим проектом уже два года и планируем скоро реализовать его.

Чего сегодня не хватает отечественному телевидению?

Воздержусь от комментариев… Если хотите мнение зрителя, задайте вопрос ему.

Сегодня Ляйла Султанкызы – целый бренд. Согласитесь, Вы одна из самых узнаваемых женщин казахстанского медиапространства. Помогают ли Вам над созданием имиджа, постов в Instagram и участием в сторонних проектах?

Безусловно, Ляйла не была бы Ляйлой без своей команды. Не устану об этом говорить. У каждого направления моей деятельности (телепроекты, книги, смм-маркетинг, мастер классы, реклама и многое другое) свой руководитель. Ключевые люди не меняются, они со мной много лет. Я доверяю им как себе, и знаю, что это доверие возлагает на них огромную ответственность. Грамотная и преданная команда – главная ценность в любом бизнесе.

В свое время специально для детей был создан канал с мультфильмами на казахском языке. Что можно сделать для эффективной популяризации казахского языка среди молодежи? Или это вопрос самосознания?

Очень болезненная для меня тема, трогает мою душу и сердце. Между казахоязычными и русскоязычными профессионалами, известными личностями, на мой взгляд, легла пропасть. Не знаю, что это. Нежелание друг друга признавать? Возможно. Язык бизнеса в Казахстане – однозначно, русский, так сложилось. Поэтому, если ты хочешь быть успешным в этом смысле, придется говорить по-русски. Но при желании можно говорить на двух языках параллельно. Казахстан – не единственный пример двуязычия, но не самый успешный. Чтобы превратить казахский язык в тренд, необходимо, чтобы деятели культуры выдавали зрителю, слушателю качественный современный продукт как в сфере телевидения, так и во всех других – театральные постановки, книги, и прочее. Все, что любит молодежь, должно быть на казахском языке. Тот же Майнкрафт, Clash Royale, мультфильмы Диснея, и не только в какое-то отдельное время. Информации должно быть очень много. Все, что в тренде, должно присутствовать и на казахском языке. Тот же YouTube. Во многом успех нашего родного языка зависит от нас самих. Вот пример: ваш ребенок учится в казахской школе, дома говорит по-казахски, а как только выходит на улицу к друзьям – переходит на русский. Это особенность нашего общества. Если каждый родитель, каждая семья поставит перед собой цель сделать родной казахский язык основным, главным, то ее достижение зависит от них, все это вполне реально.

Судя по одной из тем Вашей колонки, Вы придерживаетесь строгого воспитания детей в соответствии с казахскими традициями.

Лично для себя нахожу наиболее верным воспитывать детей в выраженном патриотичном духе. Национальное воспитание – это созданная на протяжении веков самим народом система взглядов, убеждений, идей, идеалов, традиций, обычаев и др., призванных формировать мировоззренческую сознание и ценностные ориентации молодежи, передавать ей социальный опыт, достижения предыдущих поколений. Правильно организованное национальное воспитание отражает историческую ходу народа, перспектив его развития.

Расскажите о Вашем детстве.

Мое детство совпало с трудными для Казахстана временами. Время начала независимости. 200 тенге были большими деньгами. Мы продавали все, что можно было продать: семечки, муку. Я много рассказывала об этом в своей первой книге. Наш отец был очень строгим, я не ходила на дискотеки, дни рождения, в нашем доме постоянно были гости. Я тратила время на учебу и домашние дела, но не чужды были нам и детские игры, шитьe бумажных нарядов для кукол. Мы смотрели видео на кассетах VHS, первые голливудские фильмы. Я oкончила школу в Шымкенте. На тот момент это была одна из самых сильных школ – им. Толегена Тажибаева. Есть одноклассники, с которыми мы общаемся до сих пор. У всех есть семьи, кто-то уже даже успел женить детей. Иногда мы встречаемся, и весь вечер проходит в добрых воспоминаниях.

Ляйла, а кем Вы видели себя 10, а то и 20 лет назад? Превзошли ли Вы свои собственные ожидания?

В детстве я много мечтала. Закрываю глаза и представляю себя принцессой, встретившей своего принца. Я в красивом белом платье, потом у нас много детей, мы богаты. О чем ещe мечтают маленькие девочки? Побывать в разных странах, ездить на красивой машине… И я мечтала об этом (улыбается). Я и сейчас мечтаю, вернее, визуализирую, уже понимая такие вещи, как работа подсознания, способности мозга. Мы сами дaeм команду своему подсознанию, и оно реализует наши мечты и планы. Я не мечтала конкретно о доме, где я сейчас живу. Но о чем бы ни мечтала, я всегда представляла себе только хорошее. Я благодарна Аллаху, все хорошо. Благодаря труду, дисциплине, страсти к своему делу. И во многом – благодаря мужу. Я вышла замуж за хорошего человека, попала в прекрасную семью. Аллах подарил мне детей от замечательного человека. Я нахожусь в достойном окружении, у меня прекрасные друзья, я работала и работаю с очень достойными людьми, с профессионалами высокого уровня. Когда-то я была рада носить их сумку. Я благодарна за все и продолжаю строить планы, ставить цели и мечтать.

LRM_EXPORT_20171119_002406-min.jpg

Теперь перейдем к главной загадке, которую мы планируем раскрыть в этом интервью. Мы неслучайно выбрали кадр для обложки. Что Вы держите в руке?

Действительно, выбор именно этого кадра не является случайным. В руке у меня моя новая книга «Әйел». В ней ответы на вопросы, волнующие многих женщин. Первая книга была более автобиографичной, эта – информативная, в ней освещены некоторые запретные темы, Включены комментарии профессионалов, даны реальные истории из жизни многих женщин.

Это коммерческий проект? Вы хотели на ней заработать? Например, Баян Есентаева в своем интервью Бейбиту Алибекову призналась, что на автобиографической книге можно отлично заработать, она написала ее по горячим следам.

Каждый из моих проектов, за исключением социальных, благотворительных, является коммерческим. Было бы глупо строить проект исключительно в целях реализации своих амбиций, не монетизируя его.

Сегодня книга, а завтра фильм? Были такие мысли?

У меня нет планов относительно кинематографа, я не собираюсь снимать фильмы, так как считаю, что каждый должен заниматься своим делом.

Вас очень много интервьюировали. Вы сама – талантливый интервьюер. А теперь, в завершении этой беседы, сами задайте себе провокационный вопрос и сами же на него ответьте.

Что бы ты сделала в рамках программы «Рухани жангыру»? Именно этот вопрос я бы задала себе. У нас были разные стратегические программы, такие как «Казахстан 2030» и т.д. Но «Рухани жангыру» отличается от них. В ней мало расчетов, графиков и кривых, и много души. Много того, о чем мы начали забывать, в погоне за компьютеризацией, цифровым Казахстаном и прочими перспективами будущего. Мы привыкли двигаться вперед – бежать, мчаться, стремиться. Как будто убегаем от чего-то. И вот внезапно появляется программа, которая заставляет тебя не просто остановиться, но повернуться назад, вспомнить кто ты есть, откуда ты пришел и как дошел сюда. Вспомнить с чего все началось. А ведь вспомнить есть что. У нас невероятно богатая история и прекрасное культурное наследие. И то, что мы стремимся вперед не говорит о том, что нужно со всем этом богатством попрощаться. Наоборот, нужно возродить все это и трансформировать в новые программы. Например, программы для женщин. Возможно создать какие-нибудь образовательные программы на казахском языке для них. Я вижу, какие проблемы есть в нашем женском обществе, и кажется понимаю, как можно их решить. Это действительно масштабные и полезные программы, которые при должной реализации смогут внести самые базовые изменения не только в жизнь каждой отдельно взятой женщины, но и в развитие всего нашего государства. Счастливая женщина способна умножать и распространять свое счастье. В этом ее истинное предназначение – быть счастливой. Только тогда она сможет воспитать адекватных, ответственных и таких же счастливых детей. А они в свою очередь формируют поколение таких же адекватных и счастливых взрослых. И так по цепочке. В каждой женщине заложена невероятная сила. Просто нужно ее пробудить. Впрочем, это уже, наверное, тема другого материла.

@sultankyzy

Интервью: Олеся Шапошникова

Фото: Тастик Сатбаев @tastik_s

Стиль: Динара Аяпбергенова @dinargiz

Отдельную благодарность за предоставленную одежду и локацию выражаем LUXURY HOUSE Astana @lh_astana А также ювелирному бренду KoJewelry @kojewelry.kz