094.jpg


Открытие звезд первого эшелона Франции, фьюжн стилей на стыке хип-хопа и фанка, хиты Femme like u и Let’s go... В ответе за эту «скромную» работу хедлайнер вечера по случаю 3-х летия L’Officiel Kazakhstan — К-МАRО, он же Million dollar boy, он же Сирил Камар. В ожидании интервью на 30-м этаже The Ritz-Carlton, Almaty с неописуемым видом на город редакция L’Officiel Kazakhstan предполагала увидеть гангста-боя, а познакомилась с серьезным антрепренером.


Первое, на что мы обратили внимание при встрече — глаза цвета виски, в которых, как оказалось в ходе разговора, можно утонуть с головой. Как и хороший бурбон, что выдерживается в бочках, обожженных изнутри, за свою жизнь Сирил Камар прошел через огонь, воду и медные трубы.

Господин Камар, добро пожаловать в Казахстан!

Спасибо! Мне очень нравится здесь. Хорошая инфраструктура, современные здания, отлично развиты различные сферы бизнеса и, конечно же, приветливые люди — в этом городе есть своя особая атмосфера. Несомненно, казахстанцы и россияне были одними из первых на постсоветском пространстве, кто начал интересоваться музыкой, которая в разы отличается от продукта отечественного производства. Любопытство всегда было их отличительной чертой, и они хотели знать, какую музыку слушают по всему миру.

Какое ваше первое воспоминание о музыке?

Вы знаете, оно не совсем радостное. Я вырос в Ливане — стране военных действий. Мои родители частенько включали французскую классику — Шарль Азнавура, Франсис Кабреля и Жак Бреля — чтобы мы не слышали звуков разрывающихся бомб за окном. Это было мое первое соприкосновение с музыкой. Когда мы переехали в Канаду, я открыл для себя совершенно неизведанный мир хип-хопа. Понимаете, какие мысли одолевают мальчика из информационно закрытой страны, где не было возможности приобрести CD или воспользоваться чем-то вроде Spotify и Apple Music, когда он слышит первые речитативы от уличных ребят? Я сразу понял — это моя стихия. Позже я начал писать свои тексты, договариваться с местными диджеями, чтобы те «подгоняли» мне лучшие биты. Так все и закрутилось.

Наверное, будучи выходцем из другой страны, нелегко достичь успеха в покорении вершины музыкального Олимпа.

Определенно, это играет свою роль. Несмотря на то, что в искусстве нет ни расы, ни цвета кожи, ни пола, рэп стал музыкой иммигрантов. Если ты происходишь из стран Ближнего и Среднего Востока, Африки или Гаити, то непременно чувствуешь связь с хип-хопом. Конечно, были определенные трудности. Но, в конце концов, музыка — это хороший способ высказать свою точку зрения и смело заявить о социально важных проблемах. Мы были молоды и отчаянно пытались найти свое место в обществе. Если ты иммигрант, у тебя, несомненно, есть история. Она, словно необработанный алмаз, может быть грубой и жесткой, но в каждой есть глубина. Думаю, хип-хоп — своего рода терапия, он помог мне высказаться о многих вещах, через которые пришлось пройти в жизни.


"Я фристайлил в клубах, где даже не должен был быть по возрастным ограничениям. Все, что я хочу сказать — я люблю хип-хоп."


Хотелось бы отметить вашу многогранность. Помнится, вы сказали, что в работе над последним альбомом вдохновлялись фанком и старались придерживаться стиля 80-х и 90-х. Кто повлиял на ваш музыкальный вкус?

Сколько себя помню, всегда слушал очень много разной музыки. Хип-хоп — моя первая любовь. Именно рэп стал голосом улиц и урбанистической культуры. Однако в то же время он «зажимал» нас в рамках одного узкого жанра. В свое время, если хип-хоп артист пел, использовал вокальный фон или проигрыш в жанре рop, то его вмиг списывали в ряды «ненастоящих» рэперов. Я был безразличен ко всему этому. Мне не нужно было доказывать свою «истину» — ребята от Торонто до Монреаля знали, с чего я начинал. Я фристайлил в клубах, где даже не должен был быть по возрастным ограничениям. Все, что я хочу сказать — я люблю хип-хоп. Но также мне нравятся и другие жанры. Я один из немногих, кто начал играть живую музыку в своем хип-хопе. Меня вдохновили многие — от Кэта Стивенса до The Rolling Stones, от Майкла Джексона до The Beatles. И я хотел внедрить эти стили в свою музыку. На меня повлияли всевозможные жанры. Я всегда был парнем, которого нельзя было поставить перед выбором, сказать: «Поступай так и не делай этого». Если мне что-то нравится, я сделаю это (смеется). Это и есть основа моей разносторонности.

Есть ли определенная песня, слушая которую, вы думаете: «Ах, если бы я написал/спродюсировал ее»?

Подобное я могу сказать почти о любой песне Шарль Азнавура. Он настоящий писатель, рассказывающий историю каждой своей работой. Есть песня, в которой он высказал претензии своей супруге и все, что думает о ней. Также, когда я впервые услышал Shut up от The Black Eyed Peas, подчеркнул для себя ее качественное продюсирование — идеальный баланс между «урбаном» и поп-музыкой. Не могу не отметить шедевр от Jay-Z под названием Song Cry. Многие композиции из альбома The College Dropout от Kanye West просто невероятные. Вместе с тем, мне нравятся песни Джона Ледженда, Бруно Марса, Coldplay и др. Чем старше я становлюсь, тем больше заряжаюсь музыкой.

Вы ведь уже больше двадцати лет в этом бизнесе.

Если быть точным, то 21 год (смеется).

097.jpg


"Мои родители частенько включали французскую классику — Шарль Азнавура, Франсис Кабреля и Жак Бреля — чтобы мы не слышали звуков разрывающихся бомб за окном. Это было мое первое соприкосновение с музыкой."


О, вы достигли музыкального «совершеннолетия» (смеются). Что влияет на развитие того или иного жанра? К примеру, Q-pop сейчас «на гребне волны» в Казахстане.

Этот жанр, определенно, будет одним из доминирующих. Он отвечает потребностям слушателя. В целом, направление музыки всегда определяли дети, тинейджеры. Помню, когда мы были юными, наши «старики» все время твердили: «Что вы слушаете? Давай, я покажу, что такое настоящая музыка!». Порой старшее поколение не понимает новых веяний. Прогуливаясь по пляжу, когда еще холодно, кого вы можете увидеть плескающимися в воде? Правильно, детей, которым абсолютно все равно, потому что им интересно и просто хочется поиграть. Также они «потребляют» и музыку. Они равнодушны к общественному мнению и слушают то, что нравится — сначала один артист, потом другой в похожем стиле, потом еще. Так рождается жанр. Посмотрите на рынок США. Одними из знаковых событий года считаются Kids` Choice Awards и Teen Choice Awards. И каждая большая селебрити знает их значимость, потому что именно молодежь создает тренды в музыке, моде, культуре.

Давайте поговорим о другой стороне вашей жизни — бизнесе. Вы развиваете его в различных направлениях: звукозаписывающая компания, линия одежды, ресторанное дело, недвижимость. С чего все началось?

Мне часто задают этот вопрос. Знаете, чем старше я становлюсь, тем больше понимаю: я не бизнесмен. Я просто не хотел, чтобы чужие люди руководили моими делами. Когда мне было около 17 и были кадры, принимающие решения от моего имени — менеджеры, исполнительные продюсеры — дела шли не совсем гладко. И это касалось не только управленческих решений, но и финансовых. Деньги просто утекали из моих карманов в чужие. В один прекрасный день я решил заботиться о себе сам, пусть даже рискуя тем, что у меня было. Уволив всех, я начал действовать. Дела шли медленно, ведь у меня не было за спиной ни колоссального опыта, ни бизнес-школы Гарварда, ни MBA. Однако я прошел школу улиц. Я лично договаривался о сумме выступления. Отталкиваясь от нее, искал диджея и музыкантов. Остаток забирал себе. Так я развивался на пути к большому бизнесу. В глубине души я всегда знал, если я желаю быть независимым в своем творчестве, создавать то, что мне по душе, звучать так, как я хочу, я должен все сделать сам. Я взял бразды правления в свои руки, не потому, что это выглядит круто. Дело в том, что если что-то пойдет не так, я знаю кого винить и спросить — только самого себя. Наряду с музыкой, сейчас мне важно ощущать этот адреналин, который привносит в мою жизнь антрепренерство. Как говорил Энди Уорхол: «Успех в бизнесе — самый притягательный вид искусства».

Какого самого важного принципа вы придерживаетесь в бизнесе?

Получать удовольствие от того, чем занимаешься. К черту цифры! Если вы зациклены на деньгах, они никогда не придут.


"Я считаю себя счастливчиком, который встретил родную душу. Мы с супругой обожаем проводить время вместе. Она моя жена, бизнес-партнер, друг и, конечно же, partner in crime."


Расскажите, пожалуйста, о проекте Kamar and the Bugged Mind Crew.

Это параллельный проект, который сильно отличается от того, что я делал раньше. Я почувствовал необходимость сделать что-то неразрывно связанное с моей сегодняшней жизнью, в которой я поглощен миром искусства, моды и стилем contemporary. Я собрал возле себя 12 друзей из разных сфер — фотографов, дизайнеров, хореографов, режиссеров, модельеров — и решил перенести музыку на новую «плоскость», открыть неизведанные территории. Это абсолютный фьюжн. Мы даем свободу артистам на самовыражение. В рамках проекта нам посчастливилось поработать с такими величайшими героями современности, как Пьер Сулаж, чьи работы варьируются от 20 млн. до 50 млн. долларов США. А ведь он никогда не дает права на съемки своих шедевров за пределами арт-бизнеса. Также мы работали с Givenchy, Dior и др. Каждый наш музыкальный фильм — эстетика чистой воды. Стоит отметить, что это не коммерческий проект, а, так сказать, для души. Мы совершенно не планировали ротацию на радиостанциях, несмотря на то, что пару песен все-таки достигли чартов. Мы не занимались промоушеном, когда вышел EP. Не давали интервью. Я через многое прошел в своей карьере и сейчас смело могу сказать, что заслужил эту привилегию — роскошь сделать что-то лично для себя. Мне не раз говорили, что немногие хорошо осведомлены в искусстве, некоторые люди понятия не имеют, что такое contemporary. Я буду горд, если эти творения придутся по вкусу хотя бы одному жителю этой планеты. Официальная презентация планируется в июне для стран Европы, в сентябре — для Америки. Очень надеюсь, что проект вдохновит на начинания молодых артистов.

Вы недавно женились. Как брак меняет жизнь мужчины?

Определенно, любовь и брак переворачивают все с ног на голову. Понимаете, когда вы воспитываете ребенка, в жизни появляется дополнительная ответственность. Вы придаете первостепенное значение самым важным моментам. Возвращаясь, домой после насыщенного рабочего дня, единственная вещь, о которой вы думаете — скорее бы увидеть жену и детей. Семья дает мне баланс, которого так не хватало. Раньше я мог работать, как бешеный, по 20 часов в сутки. В определенный момент жизни я задумался: «А где же смысл во всем этом?». Важно расставить приоритеты вовремя, чтобы ни о чем не жалеть в последующем. Только благодаря семейным узам человек становится зрелым и более мудрым. Это естественным образом отражается на том, как вы ведете бизнес, реагируете на трудности. Мои родители в браке уже 45 лет, а родители супруги — 50. Я больше не тот молодой, сумасшедший мальчик, каким был раньше. Ты думаешь о каждом принятом решении дважды, так как последствия могут коснуться не только тебя, но и твоих близких. Я считаю себя счастливчиком, который встретил родную душу. Мы с супругой обожаем проводить время вместе. Она моя жена, бизнес-партнер, друг и, конечно же, partner in crime.

Какой самый важный жизненный урок вы усвоили?

Всегда доверять своим чувствам, инстинктам и интуиции — они никогда не обманывают. Самое ужасное — знать, что вы идете наперекор своему чутью, но продолжать игнорировать его. Нужно уметь «читать» себя.

Какие планы у Сирила Камара на будущее?

С меня хватит планов. В свое время я мог предположить, что достигну той или иной вершины, например, за три года. Конечно, я буду развивать бизнес, взращивать своих артистов продюсерского центра, формировать наш нью-йоркский офис. Однако я уже давно ничего не планирую в определенной временной перспективе.