Разгадать феномен популярности этой девушки невозможно. Одни восхищаются ее красотой и поведением, говоря, что она воплощает собой эталонный образ современной девушки. Другие же не перестают порицать за неестественность, чрезмерную худобу и откровенные образы, которые подают, по мнению сторонних наблюдателей, дурной пример для подрастающего поколения среди 241 тысячи ее подписчиков в Instagram. Недавно очередной шквал критики от пользователей социальных сетей Динара получила за участие в скандальной фотосессии для казахстанского бренда нижнего белья Bite Me Lingerie, опубликованной на страницах журнала L’Officiel Kazakhstan. Ну, а пока споры вокруг ее персоны не успев утихнуть, возгораются с новой силой, Динара Рахимбаева, или же казахстанская Барби как ее именуют местные СМИ, продолжает жить своей жизнью и не собирается отказываться от своих принципов.  


Динара, помните ли вы момент, когда проснулись «знаменитой»? Каково было содержание поста, который взорвал Instagram?

Это было обычное селфи. Я опубликовала свой снимок ночью, а проснувшись на утро следующего дня и открыв за завтраком Instagram, увидела, что он имеет свыше 1000 лайков. Тогда для меня это было внушительной цифрой. Более того, под постом насчитывалось больше 100 комментариев. Я приступила к их изучению и поняла, что около 80% сообщений носили негативный характер. Если честно, я восприняла это близко к сердцу, сама не заметила, как начала плакать, мне было очень дурно. Я просто не понимала, почему люди так неодобрительно отнеслись к моей внешности. Было неприятно, но сейчас я уже обросла броней и мне все равно, что говорят обо мне другие.

Как вы думаете, почему вы получили большинство отрицательных комментариев, а не положительных?

У нас в Казахстане очень распространено шаблонное мышление — если ты не вписываешься в общепринятые рамки, то это заведомо не хорошо. Люди начинают считать любые твои действия неправильными, а тебя несуразным и никчемным человеком. Мой двоюродный брат с детства учил меня не мыслить стереотипно, говорил, что шаблоны и ярлыки способны погубить всех вокруг. Я прислушивалась ко всему, что он мне говорит и это очень сильно помогло мне в будущем, потому что благодаря этому я не смотрю на вещи однобоко, всегда мыслю масштабно. Сейчас через свою страницу в Instagram я стараюсь привлечь к этому принципу как можно большее количество девушек, чтобы они перестали оглядываться на других, считаться с их сомнительными мнениями, а делали так, как им лично комфортно и выгодно.

То самое селфи, принесшее Динаре популярность и навсегда изменившее ее жизнь

Как вы думаете, за что вас порицают больше всего?

За то, что я худая, у меня высокий лоб, татуаж бровей и якобы очень яркий повседневный макияж. При этом я ничего не пропагандирую со своей страницы. Моя худоба напрямую связана с моей физиологией. Мой вес равен 46 килограммам, но я не кричу об этом, не призываю девушек ориентироваться на параметры моей фигуры и «подгонять» свои сантиметры под мои. У каждого человека есть свой уровень комфорта, важно, чтобы он следовал им и пребывал в том весе, который ему удобен. Мне нравится быть такой, какая я есть сейчас. Если в будущем я захочу поправиться или выглядеть как-то иначе, я так и сделаю. 

Динара, вы зарегистрировались в Instagram только в августе 2015 года. Что же вам мешало «взрывать» вашими снимками эту социальную сеть раньше?

У меня никогда в жизни не было страничек в социальных сетях, потому что я не видела в них особой необходимости. Я училась в гимназии на специализированном химико-биологическом отделении, и моя жизнь состояла сплошь из математики, физики, химии и прочих точных наук, мне было не до сетей. Впрочем, я до сих пор не присутствую в Twitter, Facebook или ВКонтакте. В Instagram я зарегистрировалась уже после окончания школы, когда степень загруженности немного спала. Сейчас моей странице год и пару месяцев, «концерты» же на ней начались в начале весны 2016 года.

А в школе ваш образ был приближен к нынешнему виду? Какое отношение к нему проявляли ваши учителя и окружающие?

Я выглядела так же, как и сейчас. Учителя в школе относились ко мне резко негативно, хотя были и те, которым мой внешний вид не доставлял никаких неудобств, они оценивали только качество моих знаний, что в принципе и правильно. Большинство же предпочитало акцентировать на том, что я по каким-то параметрам не похожа на других. Школа это действительно то место, где любят подавлять индивидуальность. До сегодняшних дней я и не подозревала о том, что во мне есть что-то творческое, потому что проявление креативности в моей школе особо не приветствовалось. Меня неоднократно вызывали к директору из-за моего внешнего вида, поэтому я действительно страдала от свода правил, установленных школьной системой.

nOVht032MFQ.jpg

А как вы пришли к такому яркому образу? Чем вдохновлялись?

Этот образ не возник в один момент, он складывался на протяжении определенного времени из разных «деталей». Вначале это были просто внешние стрелки, после добавились внутренние, а в завершении к ним чуть позже присоединились реснички. Таким вот собирательным путем и сложился мой образ. Хотя мне не нравится слово «образ», которое подразумевает лишь внешнюю оболочку, я такая на самом деле, это внешнее проявление моей внутренней индивидуальности.

Какова была реакция ваших родителей на обретенную вами популярность?

Когда вышел первый материал обо мне, конечно, нас всех очень сильно перетрясло, потому что никто из нас не ожидал такого потока негативной реакции от людей. Сейчас мы уже спокойно относимся к этому, родители поддерживают все мои начинания. Меня очень часто любят спрашивать о моем отношении к появившейся популярности, хотя я, честно говоря, ее особо не чувствую. Я все тот же человек, хожу в те же места, делаю все то же самое, что и прежде. Просто сейчас у меня больше единомышленниц, которые, узнав меня на улице, могут поздороваться и поговорить со мной. Между тем, существуют и люди, которые увидев меня вживую, начинают осуждающе на меня смотреть, мол, почему я так вычурно выгляжу. При этом осуждение ограничивается лишь ненавистными взглядами, в жизни мне никто ничего не говорит, у людей хватает смелости оскорблять меня только в социальных сетях.

Вначале интервью вы признались, что вам было очень плохо от того, что люди относились к вам негативно, при этом вы не стали удалять страницу в Instagram, не стали меньше краситься и , тем более, забиваться в угол. Как вы справлялись со стрессом? Что вам помогает преодолевать всю эту злость?

Мама с детства воспитывала и формировала во мне стержень сильного духом человека. Она твердила, чтобы я не поддавалась на провокации и агрессию со стороны людей, не обращала внимания на их попытки сломить меня, иначе это демонстрировало бы всем мою слабую волю. Я никогда не хотела давать такую власть своим неприятелям, чтобы они свободно говорили о том, какая я некрасивая, худая, пустоголовая Барби. Если я бы поддалась, то это означало бы их победу надо мной и правоту утверждений, обращенных в мою сторону, поэтому я взяла себя в руки и решила заявить, что они связались не с тем человеком. Я выше всего этого, поэтому им не удастся сокрушить меня.

4UztJ4qNIcc.jpg

Динара, а почему вам не нравится сравнение с Барби? По всему миру она ассоциируется с идеальным типом девушки, у которой хорошая жизнь, полный гардероб одежды, красивый парень — она идеальна во всех отношениях!

Мне не нравится смысл, который люди вкладывают в ее образ и пытаются соотносить со мной. Это же просто кукла, а не живой человек, глупышка без чувств и нормальной жизни! Поэтому не стоит стремиться стоять с ней в одном ряду и воздвигать ее в ранг идола. Нужно тянуться только к самым достойным, кто вдохновляет тебя, добиваясь больших высот. Только таких людей стоит воспринимать как пример для подражания, при этом не забывая простой заповеди - не сотвори себе кумира, поскольку так можно поставить крест на собственной жизни. Ориентиром должны служить люди с горящими глазами, но никак не куклы и неодушевленные предметы!

А с вами пытались выйти на связь зарубежные СМИ?

В основном заграничная пресса пишет обо мне без официального разрешения, перепечатывая материалы с Nur.kz. В большинстве случаев это украинские и британские издания. Лишь однажды на меня вышли немецкие издания, которые хотели приехать в Казахстан и снять обо мне репортаж. Но я отклонила это предложение, потому что была совершенно не знакома с этими людьми и не могла довериться им, ведь они могли исковеркать весь смысл и рассказать обо мне в совершенно другом ключе, а я бы этого и не поняла. Как говорится, это палка о двух концах.

А другие «живые» Барби, к примеру, Валерия Лукьянова?

Категорически нет, потому что они сами понимают, что мы абсолютно разные. Общество привыкло сопоставлять людей по каким-то критериям, выдумывать прототипы. С Валерией и другими девушками мы находимся на разных полюсах и преследуем абсолютно разные цели — если у них была конкретная задача пробиться в медиа, то я просто жила своей жизнью и СМИ сами пришли ко мне.

Динара, все любят обсуждать вашу тонкую талию, говоря о том, что вы прибегали к услугам хирурга ради достижения такого результата. Вы бы решились сделать рентген грудной клетки в прямом эфире, чтобы доказать что это не так?

Для того, чтобы проверить все ли ребра у меня на месте? Конечно, я могу сделать рентген и показать, что все мои 24 ребра стоят на месте, и с ними в придачу тазовая кость, и даже колени у меня не растянуты (смеется). Я спокойно отношусь к такому недоверию со стороны людей, если человек считает, что у меня были операции, пусть продолжает так думать и фантазировать на этот счет.

5x5mmWMoSgI.jpg

А как вы вообще относитесь к хирургии?

Абсолютно спокойно. Не могу сказать, что хирургия это плохо, но все должно быть в меру. Это выбор каждого, если человек не уверен в себе и хочет что-то подкорректировать, почему бы и нет. Даже признанные красавицы Голливуда — Меган Фокс и Анджелина Джоли — неоднократно ложились под нож, при этом никто из мужской половины населения не считает, что они некрасивы и не достойны звания девушек с эталонной внешностью.

Что вам больше всего нравится в вашей популярности?

То, что я могу донести свои мысли, точку зрения по поводу разных ситуаций, складывающихся в моей жизни. Но больше всего мне нравится рассуждать на темы женской направленности: я люблю писать об уверенности в себе, независимости от чужого мнения и мужчин. Я просто хочу, чтобы женщины стали сильнее морально и духовно, начали поддерживать друг друга, а не вели себя подобно голодным волкам на поле боя. При этом я не позиционирую себя в социальных сетях как блогера, ничего подобного. Я живу абсолютно той же жизнью, которой жила прежде, а социальные сети — лишь площадки, где я могу делиться своими мыслями и немалыми знаниями, которые у меня есть. Может, кому-то покажется, что это звучит слишком нарочито, но это действительно так.

А вам уже поступали предложения вести какие-нибудь передачи на ТВ?

К сожалению, страна еще не восприняла меня как сознательного человека, видит во мне исключительно глупышку-пустышку, которая только и умеет, что ходить и хлопать ресничками. Но я бы не отказалась от такого предложения.

ekyxLrq-p6w.jpg

Фото: Александра Нарижных

В юности вас можно было наблюдать на модных подмостках. Почему же вы решили отстраниться от модельного бизнеса, выбрав карьеру финансиста?

Это было мимолётным увлечением, ничего профессионального. Когда я выступала на различных конкурсах, мама спрашивала: «зачем тебе это нужно?». В конце концов, я и сама понимала, что мне это абсолютно не нужно, потому что в тот период времени для меня было самым главным, развиться как личность. Если бы я своим неокрепшим умом, в 18 лет с головой ушла в модельный бизнес, то вряд ли бы была таким состоявшимся и цельным человеком как сейчас. Я рада, что пошла другим путём, поставив на первое место учебу, потому что это позволяет мне ощущать себя полноценной личностью.

Динара, недавно вы приняли участие в откровенной фотосессии для печатной версии издания L’Officiel Kazakhstan. Почему вы решились на такой шаг?

Потому что это моё любимое издание. Безусловно, я бы не приняла подобное предложение, будь оно от Playboy или Maxim. Ведь это предполагало бы что-то более откровенное и эротичное. Когда я шла на съемку для L'Officiel, четко осознавала, что здесь будет продемонстрирована красота женского тела с эстетической точки зрения, а не вульгарной. Собственно, решение мне далось легко, я не обдумывала его долго, как только мне позвонили и объяснили суть дела, я сразу же дала свое согласие.

Не боитесь ли получить еще большее общественное осуждение и критику за появление в нижнем белье на страницах глянцевого журнала?

Конечно, немного нервозно, но хочется посмотреть, что из этого получится. Вообще я непостоянный в своих вкусах человек, люблю экспериментировать и пробовать что-то новое, будь то в одежде или в приготовлении блюд. Меня тянет к безостановочному проявлению креативности, потому что иначе ты застаиваешься как личность. Поэтому эта фотосъемка — отличный шанс открыть в себе новые грани.



Ваши родители не были против?

Мама задала мне лишь один вопрос: "Где будет съемка?". Узнав, что для журнала «L'Officiel», сделала одобрительный жест, отметив, что это хорошее издание. Повторюсь, если бы это был Playboy, то меня, пожалуй, просто выставили бы из дома. Однако в нашей семье присутствует такое понятие, как свобода личности и самовыражения в рамках разумного и допустимого.

Динара, чтобы бы вам хотелось сказать напоследок? Может быть, у вас есть личное заявление, которые бы вы хотели выразить посредством нашего сайта?

Я бы очень хотела, чтобы люди перестали воспринимать меня, как куклу-пустышку. Я вижу, что лед в этом направлении уже тронулся, и сейчас ко мне начали относиться более серьезно: оценивают как независимого человека с твердым внутренним стержнем и четко сформулированной позицией в обществе. Люди стали замечать, что мне есть, чем поделиться и что сказать. Более того, обратите внимание, что я наношу не так много макияжа, как кажется. Сейчас у каждой второй есть татуаж и наращивание ресниц, у меня в том числе. Своим повседневным макияжем я ни чем не отличаюсь от других девушек. Я обычный человек, который продолжает оставаться собой и не стесняется этого, поэтому, надеюсь, что такая позиция найдет понимание в нашем обществе.  


Фотографии: социальные сети, Александра Нарижных для бренда Sherri Hill