a6c7166746f2d376ba10f1ebffa2ba21.jpg

Представляем вашему вниманию великолепную cover-story с обворожительной Татьяной Корсаковой — девушкой, разрушающей стереотипы и безостановочно добивающейся своих целей!

Героиня февральской обложки L’Officiel Kazakhstan Татьяна Корсакова занимается развитием собственного бренда одежды для активного образа жизни VAARA, значительная часть дохода от продаж которого идет на благотворительность. Курирует два благотворительных фонда: “Добросердие” в России и Gracious Heart в Англии, ведет персональный блог, в котором с удовольствием общается со своими читательницами, а также воспитывает двух милых дочек, с детства обучая их хорошим манерам и правилам этики. Сказочно красивая, нежная и независимая, воплощение образа, к которому хочется стремиться!


Татьяна, расскажите немного о себе.

Я родилась в Москве. Начала свою карьеру как модель в пятнадцатилетнем возрасте, придя на кастинг в модельное агентство, после чего сразу получила предложение о работе за границей, в моем послужном списке были контракты с La Perla и Max Factor, участвовала в съемке L’Oreal в Париже. Немного позже я окончила факультет журналистики в МГИМО. Но вот уже много лет я живу с семьей в Лондоне.

Татьяна, в список ваших проектов входит собственная линия спортивной одежды Vaara, благотворительный фонд ”Добросердие”, ваш персональный блог tativk.com. Более того, проекты взаимосвязаны. 10% от продажи спортивной одежды, которую вы создаете, идет на поддержку детей-инвалидов, которых опекает фонд. А кем бы конкретно вы себя назвали?

Вы совершенно правильно заметили, мои проекты пересекаются. На самом деле я назвала бы это одним проектом, который делится на подпроекты. Назвать себя просто филантропом мне не хотелось бы. Я занимаюсь тем, что для меня органично; тем, что для меня интересно. Проект Vaara – так же, как и мои два фонда в России и Англии, это просто часть одного целого, что-то единое. Поэтому… Как бы я себя назвала? Татьяна Корсакова, которая занимается тем, что ей интересно; тем, что ей очень важно.

Расскажите подробнее о благотворительном фонде.

Заниматься благотворительностью, как волонтер, я стала практически со школьной скамьи, помогала как физическое лицо, ездила в детские дома, передавала какие-то игрушки, одежду деткам. После появления дочери я просто поняла, что хочу делать большее. То есть, для меня именно материнство стало поворотным моментом. Мы очень много работали с отказниками, и мысль о том, что рождаются детки, которые совершенно лишены материнской заботы и тепла, для меня стала просто ошеломляющей. Став мамой, я наконец для себя это поняла, ощутила на себе. И я лично знала девушек, которые хотели стать мамами и задумывались о том, чтобы взять ребенка на попечение, либо усыновить. Одна из программ у нас была нацелена именно на то, чтобы помогать найти каждому ребенку такую семью. И, слава Богу, две с половиной тысячи детей, благодаря нашим стараниям, нашли семью. Со временем мы переключились на еще более тяжелые ситуации, все-таки проблемы с детками-отказниками, которые здоровы, не так сложна – многие мечтают стать родителями и усыновить ребенка, особенно грудничка. Куда большая проблема с усыновлением и помощью детям с физическими особенностями. Таким образом, в 2009-2010 годах мы перешли на помощь именно детям с особенностями развития, не только тем, от которых отказались, а и из малообеспеченных семей. Именно ДЦП стал основным направлением нашей работы, поскольку достаточно сложно собираются деньги на реабилитацию, ведь это медленный процесс. А люди хотят чуда: то есть, они дали деньги, была проведена операция, ребенок выздоровел! Все мы хотим такого яркого и быстрого результата, однако, с ДЦП этого не происходит. Это очень медленный прогресс. Именно поэтому мы решили заниматься этой областью, видя, что в ней просто непочатый край работы.

Зачастую люди воспринимают подобное как тенденцию среди тех, у кого есть на это возможности. Как развеять об этом миф?

Я стала заниматься этим буквально сразу после школы, а нашему проекту уже девять лет – он появился еще до того, как это стало тенденцией и, слава Богу, мы становимся только больше. Поэтому на своем примере могу развеять этот миф, я стала заниматься этим еще до того, как это стало… не могу сказать модным, но распространенным. Я не вижу в этом ничего негативного. Это же замечательно, это же прекрасно, что благотворительность сейчас – такое популярное направление, от этого могут получать столько добра те, кто в этом нуждается!

В последнее время тема феминизма все более и более популярна на просторах сети и печатной прессы. Не сталкивались ли вы с проблемой дискриминации в бизнесе?

С проявлениями дискриминации я не сталкивалась, напротив, я считаю, что мы переживаем очень интересную эпоху, когда женщины доказали, что могут делать куда больше, чем мужчины. Да, мы очень вовлечены в процесс воспитания детей. Я, как мама грудного ребенка, еще раз убеждаюсь в том, что мама стоит все-таки на первом месте просто по всем параметрам, особенно в первые годы жизни ребенка. При этом я не уходила в декрет, я продолжала работать, занималась проектами, поэтому считаю несколько преувеличенным внимание к тому, что в бизнесе роль женщин, скажем так, несколько занижена. Я бы не сказала, что есть какая-то дискриминация, я ее не наблюдаю. Наоборот, вижу расцвет, вижу, что все более и более серьезные позиции во многих компаниях (безусловно, я говорю в основном о fashion) занимают представительницы… (слабым я бы его не назвала!) неслабого пола.

Какие цели вы преследовали, создавая персональный блог? Какую обратную связь вы получаете от ваших читательниц?

Количество вопросов в комментариях подписчиц (да и до сих пор поступает), показывает, что девушки понимают: я не занимаюсь рекламой, не занимаюсь продвижением каких-то брендов – я совершенно искренне пишу о том, что мне нравится, что мне не подходит. Именно это натолкнуло меня на мысль, что нужно создать свой блог, в котором я могу делиться опытом. Мне кажется, это очень искренне, девушки это чувствуют и именно поэтому они доверяют тому, что я рассказываю.

Какого образа жизни вы придерживаетесь? Расскажите о вашей философии питания.

В принципе, моя философия питания не меняется уже многие годы. Я просто придерживаюсь щелочной системы питания, обязательно обращаю внимание на то, чтобы у меня в рационе в течение дня присутствовали в основном щелочные продукты и немного кислых.

Какой самый ценный совет о красоте вы когда-либо получали и неизменно соблюдаете?

Таких советов очень много! Очень признательна, что сразу после школы я работала с ведущими визажистами и от каждого почерпнула какие-то интересные советы. Какой самый яркий? Безусловно, очищение кожи, увлажнение! Наверное, главный совет начала нулевых (а это было очень актуально – загар, бразильянки вдруг в невероятном количестве оказались на мировых подиумах и журналах) – аккуратное отношение к солнцу. И я жалею, что первое время не прислушивалась к этому. Сейчас наши отношения можно охарактеризовать, как “на расстоянии вытянутой руки”. Длительное пребывание на солнце очень негативно сказывается на коже, поэтому во всем хороша мера.

Как Лондон повлиял на ваш стиль и манеры?

Лондон… я жила в этом городе. Первый раз я приехала сюда, когда мне было 18. Не то, чтобы это сейчас во мне что-то изменило. В этом городе я бывала и когда жила в Москве – основную часть времени я проводила в Лондоне. Мне всегда очень нравилось, что это один из немногих городов мира, где ты сразу чувствуешь себя частью города, он очень открытый по отношению к любому человеку. Я пытаюсь подобрать слово на русском, которое охарактеризовало бы Лондон… в английском это welcoming. Наверное, это такое радушное отношение к новичкам. За это я городу очень благодарна; за то, что ты можешь найти себе поддержку, близких людей, друзей, вне зависимости от того, в какой ситуации ты оказался. Наверное, Лондон не поменял меня, просто он для меня один из самых любимых городов, на втором месте после Москвы, Москва – город, где я родилась.

Расскажите, какая вы мама? Каких методов воспитания придерживаетесь и что, по вашему мнению, главное надо взрастить в девочках?

Вы знаете, я стала мамой достаточно рано, забеременела в двадцать четыре. Все вокруг говорили: “Ну что, ты еще такая молоденькая, зачем тебе?” Мне кажется, у меня сейчас Варенькой очень доверительные отношения, она мой маленький друг. И хочется, чтобы с младшей, Александрой, у меня были такие же отношения. Мне кажется, доверие, открытость… У нас до сих пор, если что-то не получается (хотя это бывает очень редко), Варенька делает огромные глаза: “Мама, ну ты же обещала!” То есть, для нее то, что я говорю и обещаю, воспринимается безоговорочно. Она безгранично мне доверяет и, слава Богу, поверяет сейчас свои маленькие секреты, сомнения, какие-то переживания. Я это очень-очень ценю. Поэтому, наверное, мой метод воспитания – быть ребенку не только мамой, а прежде всего другом, очень преданным, надежным другом.

О чем вы мечтаете?

Я мечтаю о реализации проектов, над которыми сейчас работаю, и тех, что находятся в начальной стадии, именно потому, что они нацелены на изменение чего-то в сознании людей по отношению не только к благотворительности, но и к самому себе, к своим детям, к своему организму. Поэтому, как я уже сказала в начале интервью, это единый проект, я мечтаю о том, чтобы он развивался. И даже если это будет несколько тысяч человек, сознание которых поменяется (об этом мне пишут очень многие подписчицы: они пересмотрели многие вещи, это поменяло их отношение к себе, отношения с окружающим миром) – мне бы очень хотелось, чтобы эти проекты были реализованы. Пока рано забегать вперед и говорить, какие именно. Я больше люблю говорить о том, что уже сделано, чем о том, что планирую сделать, однако, основные направления те, о которых мы говорили: благотворительность, здоровый образ жизни, питание и гармония с собой. И, безусловно, детский аспект, который для меня тоже очень важен.