баян бейбит.jpg

Баян Максаткызы – не просто известная женщина, талантливый продюсер и самый популярный ньюсмейкер. Она знаменует собой целую эпоху, в которой мы живем. После презентации своей дебютной книги “Баян. Обо мне и не только”, Баян Максаткызы встретилась с Бейбитом Алибековым, чтобы дать последнее интервью. После чего, как обещает продюсер, она в течение года будет хранить молчание перед СМИ.


Баян, перед нашей встречей многие люди написали мне в Фейсбуке, что вы их не интересуете. Я тоже не интересуюсь вашей жизнью, но мне интересна Баян как феномен нашей эпохи. Начнем с того, что на днях вы выпустили книгу. Что может открыть для себя читатель после ее прочтения?

Наверное, я уже в сотый раз повторю, что написала эту книгу, дабы расставить все точки на “i”. Хочу, чтобы СМИ перестали домысливать факты, люди перестали сплетничать. Эта книга – мое откровение. Я надеюсь, что у людей после ее прочтения больше не будет вопросов касательно моей личной жизни.

Вам не кажется, что, наоборот, появятся новые вопросы?

Я настолько открыто все рассказала, что мне просто уже будет нечего добавить.

Вы написали книгу, чтобы расставить акценты. Был ли у вас коммерческий интерес?

Конечно, я понимала, что эта книга будет коммерчески успешной. Она вышла тиражом 20 000 экземпляров. Думаю, что в моем случае реализовать весь тираж возможно, более того, я уже сомневаюсь, хватит ли этого количества. Еще зимой я выложила пост в Instagram, в котором сообщила о том, что собираюсь написать книгу. Тогда это было на уровне идеи. На следующий день мне позвонили представители компании “Меломан” и сказали: “Баян, мы сделаем все, чтобы работать с вами в этом проекте”.

c4ca4238a0b923820dcc509a6f75849b.jpg

К вопросу о вашей активности в Инстаграме – на вас подписаны более 2 600 000 человек. Это больше 14% населения страны. Может, Баян Максаткызы должна нести что-то полезное в массы, или все-таки Баян Максаткызы никому ничего не должна? Есть ли у вас какая-нибудь социальная миссия?

Наверное, она есть. Я никогда об этом не думала, не мечтала влиять на сознание людей, но я могу наглядно представить результаты своего труда, своего творчества. Девочки, с которыми я работала, сейчас являются топовыми звездами шоу-бизнеса в Казахстане. Поэтому людям кажется, что если они попадут к Баян, то тоже станут такими. У меня есть продюсерское чутье, я могу сделать из незрелой девушки хорошую профессиональную артистку. Не знаю, насколько это влияет на идеологию. По крайней мере, я никогда не говорю своим подопечным – будь плохой, кури на публике, выражайся матом. В Казахстане вообще не принято говорить о вредных привычках. И не только о них. У нас нельзя говорить о сексе, о курении, да вообще обо всем. У нас идеальный народ – для нас все «уят», просто какой-то общественный комплекс. Я часто писала об этом на своей странице, когда меня ругали за то, что в моих сериалах герои целуются. Боже, как так, ведь казахам нельзя целоваться. Этот эпизод стал порицаемым.

Вы достаточно открытый человек – когда я предложил провести интервью в прямом эфире, вы с легкостью согласились. При этом комментарии в Инстаграме у вас закрыты. Почему?

У меня 2,6 миллионов подписчиков. Вы представляете, сколько комментариев поступает от них? И сколько времени занимает все это прочесть?

Вы пытались читать все комментарии?

Да, конечно. Любой медийной персоне интересно, что о ней думает общество.

То есть люди, которые говорят, что не читают комментарии, говорят неправду?

Конечно, все читают комментарии. Я решила отключить комментарии, когда устала от такого необъятного количества негатива. Более того, я не нуждаюсь и в хороших отзывах, которых, безусловно, больше. Знаете, бывают еще “заказные” комментаторы, которые обожают расписать всю твою подноготную, развести грязь, а потом это перепечатывают СМИ. Мне сейчас гораздо комфортнее не тратить на это время. Безусловно, Инстаграм нужен в первую очередь как инструмент рекламы, потому что я должна продвигать свои фильмы, сериалы и другие проекты. Но ни в чьем мнении я не нуждаюсь.

Вы не думаете, что отключение комментариев будет влиять на ваш органический рост? Что меньше людей будут на вас подписываться?

Знаете, Бейбит, у меня никогда не было цели быть №1 в Инстаграме. Так уж получилось. Я никогда не цеплялась за рейтинги. Зритель всегда выбирает свою звезду сам, ее невозможно навязать. Если у меня будет меньше подписчиков, пусть будет так.

Вы размещаете рекламу в своем Инстаграме?

Конечно.

Сколько стоит реклама у вас?

Я могу сказать, что достаточно дорого. Я не знаю сколько у всех. Слышала, что люди продают один пост за 100-200 тысяч тенге. У меня один пост стоит гораздо дороже.

Вы стали героиней обложки журнала SNC, после чего, на меня посыпался шквал вопросов о том, почему мы поставили на обложку именно вас. У вас есть враги?

Лично у меня нет. Я ни с кем не враждую. А тех людей, которые враждуют со мной, хватает. Скорее всего, у этих женщин большой комплекс.

Вы сразу думаете о том, что это женщины?

Конечно. Их мужья предпочитают ужинать с кем-нибудь на стороне, поэтому они заведомо воспринимают меня как потенциальную соперницу. Мне не нужны ваши мужья, успокойтесь. Я не охотница за чужими мужчинами. Тут все несколько наоборот.

slider.jpg

Вернемся к вашим соцсетям. У вас есть мнение по ключевым событиям, которые происходят в стране? Вы критикуете кого-нибудь или что-нибудь?

Конечно, у меня совершенно нормальный интерес ко всему, что происходит у нас в стране. Если говорить о критике, я все планирую выложить фотографию ступеней на Медео. Они в ужасном состоянии, по ним небезопасно ходить, и тем не менее, по ним ежедневно поднимаются и спускаются посетители Медео. Был и такой случай – как-то я ехала днем по улице Достык, и вдоль целого проспекта горели фонари. Я выложила пост с обращением к сотрудникам акимата, почему не экономят электроэнергию в дневное время. Свет выключили через три минуты, я засекла время.

Баян, сейчас у вас есть все – популярность, признание, успех, биографическая книга. Для чего вам все это нужно? Нет желания сделать какой-то “экзит”?

Я целый год ничего не делала, работала, но удаленно. Свой процесс выстроила так, что если в нем нет моего прямого участия, например, съемок в кадре, то я могу работать на расстоянии. А когда мне говорят – зачем тебе все это нужно, ты сняла столько фильмов, создается впечатление, что я вообще ничего не сделала. Сейчас мне интересно создать общество по защите прав женщин, которые столкнулись не только с физическим, но и с психологическим насилием. Я сама пережила подобное, и мне эта тема очень близка. Сейчас меня больше тянет даже не в творчество, а в общественную жизнь.

Как вы считаете, это поможет исправить нынешнюю ситуацию? Ведь мы очень часто слышим о том, что женщины становятся жертвами домашнего насилия.

К сожалению, тот факт, что женщины подвергаются домашнему насилию, встречается все чаще. Даже несколько моих близких знакомых признались мне в этом, хотя раньше я даже не предполагала, что такое вообще возможно.

Вы не хотите пойти в политику? Стать депутатом, акимом?

После того, что со мной произошло, я вообще ни о чем не зарекаюсь. Кажется, что сейчас сама судьба меня ведет. Я могла умереть, но раз выжила, значит, мне отвели определенную миссию. Люди, которые говорят, что мало мне было этого, наверное, не представляют, что я пережила. Но мне не хотелось бы превращать этот случай в инструмент жалости. Я считаю, что каждый получает по заслугам.

Вы о чем-нибудь жалеете?

Я жалею о том, что не родила больше детей. Иметь двоих дочерей – огромное счастье. Мне мало их любви. Сейчас моя старшая дочь постоянно уезжает, а я хочу обнять ее, поцеловать, поговорить. А младшая уже подросла. Хочу больше детей (улыбается).

У нас в журнале выходило интервью с Загипой Балиевой, она говорила о том, что очень хорошо относится к усыновлению детей. Вы не хотели бы усыновить ребенка?

Не думала над этим. Мне кажется, если судьба меня приведет к этому, скажет – возьми этого ребенка, то я так и сделаю.

Полное видео-интервью смотрите на канале Бейбита Алибекова.