31386508_207130863398811_2555073518949629952_n.jpg


Чета Мурада и Натальи Османн знакома даже тем, кто далек от «инстаграмных» страстей. Все потому, что серия фотографий, на которых красивая девушка ведет за собой мужчину в новый, неизведанный мир, давно стала символом любви, доверия и тяги к бесконечным приключениям


На данный момент проект #FollowMeTo, в который они, как и прежде, вкладывают всю душу, завоевал миллионную аудиторию на всех континентах, а их творчество вылилось далеко за пределы социальных сетей. Но как молодым людям удалось создать один из самых популярных фотопроектов, основываясь только на вза- имной тяге к прекрасному? Об этом и многом другом супруги поведали журналу L’Officiel Kazakhstan во время своего визита в Алматы для продолжения истории серии #FollowMeTo.

Cколько всего кадров #FollowMeTo существует на данный момент? Сколько стран вы посетили?

Наталья: Мы давно не производили подсчет. Два года назад было 240 снимков, а страны мы принципиально не считаем. Мы путешествуем не для того, чтобы побить какие-то рекорды, все это, в первую очередь, делается ради впечатлений.

Мурад: Нет такого, что посетил какую-то страну, поставил галочку и больше никогда туда не вернулся. В одну лишь Индию можно приезжать снова и снова и все равно открывать что-то новое.

Пойдем, как говорится, от противного. Есть такая страна, которую вы не хотели бы посещать?

Мурад: Думаю, нет, но вот в Сомали пока, если честно, не планируем ехать. Скорее, есть страны, которые физически сложно посетить из-за ситуации, которая там сложилась. Но хотелось бы увидеть все.

Какой кадр был самым проблематичным, экстремальным для вас в плане подготовки, локации, осуществления задуманного?

Наталья: Самый сложный кадр, наверное, был на Филиппинах. Съемка должна была проходить рядом с вулканом Майон в городе Легаспи. Но погода в тот день была просто ужасная, поднялся страшный ураган. С близлежащих окрестностей эвакуировали 600 тыс. человек. Во время полета гид постоянно нам звонил и предупреждал о том, что ситуация с ураганом ухудшается. Это была достаточно напряженная обстановка для съемок.

Мурад: Еще один сложный кадр тоже связан с вертолетом. Тогда мы находились в Лос-Анджелесе. Наша задача состо- яла в том, чтобы сделать фото на фоне знаменитой надписи Hollywood. А так как летать над ней нельзя, у нас было ровно две минуты на все. С первого раза сделать нужный кадр не получилось. И мы просто стали умолять пилота, чтобы он сделал еще маленький кружок. Второй шанс мы получили и сделали отличное фото. Хочу напомнить, что мы не про- пагандируем какие-то неоправданные риски. Сейчас люди в Instagram делают что-то экстраординарное, чтобы набрать «лайки», но мы изначально были против этого.

Наталья: В целом, каждый кадр — это какая-то очень интересная история и сложности во время съемок совсем не редкость. К примеру, все индийские платья весили около 20 килограмм. Это невероятно тяжело.

Мурад: Кстати, для меня индийская серия фотографий – самая любимая.

Наталья: Их много. Но я надеюсь, что наш лучший кадр еще впереди.

Случалось вам сталкиваться с негативом со стороны местных жителей?

Мурад: Каких-то стычек, скандалов не было. Однажды только в Сингапуре Наталье для кадра пришлось надеть платье наоборот, потому что со спины оно выглядело более эффектно. Местные жители начали предъявлять нам претензии, говорить, что это неуважение к культуре. Нам ничего не оставалось, кроме как извиниться.

Наталья: Чаще всего местные жители, напротив, стараются оказать помощь, участие. И нас почти всегда узнают и встречают с улыбкой.

Расскажите о том, как вы выбираете наряды для съемки? Какой из них был самым дорогим и необычным?

Наталья: Наряды мы всегда продумываем заранее. Связываемся с местными дизайнерами или их представителями. В Индии мы вообще смогли договориться об уникальном платье для съемки — настоящей музейной реликвии. В Тайване наряд принцессы был пошит несколько веков назад, и достать его было очень трудно. Сейчас я стараюсь как-то миксовать современную одежду с традиционной. Я часто посещаю Недели моды в разных городах, и для меня очень важно рассказывать не только об известных мировых, но и начинающих дизайнерах. Это тоже своего рода миссия.


«В любом месте можно найти и красоту, и грязь. Все дело в том, что ты сам хочешь увидеть»


Что поменялось с тех пор, как вы начали снимать ваши фирменные кадры? Изменилось ли отношение к тому, что вы делаете?

Мурад: Это всегда было больше творчеством, чем работой. Если когда-нибудь проект перестанет нас творчески подпитывать, то нам уже будет неинтересно им заниматься. Это образ жизни. Он требует много сил, энергии. И, наверное, остановиться мы уже не сможем.

Наталья: Мы стараемся развиваться во всех направлениях. Сейчас нам очень хочется продвигать education. Мы планируем проводить мастер-классы, делиться своим опытом. И вообще стремимся создать некое travel community, которое будет не только творить, но и подстегивать других к созиданию.

Для многих, наверное, станет открытием тот факт, что за #FollowMeTo стоят и другие люди. Сколько человек сейчас трудится в вашей команде?

Мурад: О, у нас даже есть любопытные истории на эту тему! Однажды в Индии во время проведения нашей выставки к нам подошла одна неравнодушная пара. Они долго рассматривали наши фотографии, слушали истории, а потом женщина с очень серьезным видом спросила у меня: «Мурад, скажите, а вот все эти женщины на ваших кадрах, они не ревнуют вас к друг другу?».

Наталья: Действительно, из-за того, что я часто меняю цвет и длину волос, многие думают, что на фотографиях разные девушки (улыбается).

Мурад: Но, отвечая на ваш вопрос, скажу, что наш проект многогранный, и за ним сейчас стоит больше людей, чем кажется на первый взгляд. Видеосъемка — это большой процесс. Иногда с нами приезжают режиссер, оператор, ведь помимо фотографий есть еще бекстейдж-видео того, как происходит подготовка к съемкам. Также в команде трудятся ретушер, монтажер, PR-директор, бухгалтер, юрист.

Расскажите подробнее о том, что вы собираетесь снять в Казахстане. Какие локации выбраны для съемок?

Мурад: Сейчас нам помогает режиссер Айсултан Сеитов, он придумал очень интересный сценарий для съемок в Казахстане, и мы с радостью его поддержали. Они будут проходить в нескольких местах. Конечно же, это Чарынский каньон, Кольсайские озера, Чимбулак. Потом мы планируем отправиться в Астану. Скорее всего, это будут городские футуристические ландшафты. Последним пунктом назначения станет Актау. В Казахстане очень много красивых мест, и мы давно планировали сюда приехать.


«О, у нас даже есть любопытные истории на эту тему! Однажды в Индии во время проведения нашей выставки к нам подошла одна неравнодушная пара. Они долго рассматривали наши фотографии, слушали истории, а потом женщина с очень серьезным видом спросила у меня: «Мурад, скажите, а вот все эти женщины на ваших кадрах, они не ревнуют вас к друг другу?»»


Если говорить о комфорте, в каких отелях вы обычно останавливаетесь? Важно ли для вас наличие пяти звезд?

Мурад: Важно не количество звезд, а отношение. Есть абсолютно простые эко-отели, но сервис и удобства в них продуманы до мелочей, и это делает их невероятно комфортабельными. Еще они настолько передают культуру своей страны, что это действительно дорогого стоит.

Наталья: Однажды мы ночевали в пустыне в бедуинских палатках, и это было поистине незабываемо!

Вы как-то говорили, что Гонконг очень много значит для ваших отношений. Не могли бы рассказать об этом подробнее?

Наталья: Это был один из первых городов, куда мы полетели вместе. Причем абсолютно неожиданно. На самом деле — это прекрасный город. Там проживают очень доброжелательные люди. А еще он сочетает в себе культуру Азии и Европы, лучшие их черты.

Мурад: Приоткрою завесу тайны. На самом деле, на пике Виктории, откуда виден весь Гонконг, Наталья впервые призналась мне в любви. Я был безумно счастлив (улыбаются).

Какие места на планете также стали для вас знаковыми?

Наталья: У нас было две свадьбы, одна в Москве — более светская, другая в Дагестане — национальная. И вот вторая была эмоциональной, яркой, невероятно душевной. Вообще, каждая поездка — это просто масса впечатлений и поэтому таких мест, которые оставили след в душе, — очень много.

QG4A0125-1.jpg


«Это был один из первых городов, куда мы полетели вместе. Причем абсолютно неожиданно»


Как вы относитесь к критике? Всегда отвечаете на комментарии подписчиков?

Наталья: Мы всегда читаем их. Не скажу, что их много, но они есть. Бывает, что Мурад вступает в диалог с кем-то и, наверное, в 100% случаев люди меняют свое мнение. Такой подход очень правильный. Когда ты на негатив отвечаешь добрым интересом, рассудительностью, люди не выдерживают и идут на попятную и даже как будто переходят с темной стороны на светлую. А вообще, такое случается редко.

Мурад: Были какие-то высказывания на тему межрасового брака после того, как наша программа стала выходить на Первом канале. Но и они сошли на нет.

Наталья: Кстати, одно время нам часто задавали вопрос по поводу Индии. Подписчики спрашивали: «Почему у вас на фотографиях все так чисто, идеально? Вот когда мы были там, то все было не так. В стране ужасно бедно и грязно, почему вы так приукрасили этот кадр?». Мы можем ответить на это только одно: каждый видит то, что видит. В любом месте можно найти и красоту, и грязь. Все дело в том, что ты сам хочешь увидеть.

Насколько нам известно, вы специально не монетизируете проект. Что приносит вам основной доход?

Наталья: На самом деле, мы с самого начала не стремились к коммерции. Это проблема нынешнего поколения, многим хочется получить все и сразу. Люди в интернете хватаются за любую возможность заработать. Скажу честно, раньше в 90% случаев мы отказывались даже от очень выгодных контрактов. Считали, что это пагубно скажется на проекте, но сейчас у нас есть большая команда и даже бизнес-структура, которая требует финансирования.

Мурад: Мы часто работаем в партнерстве с другими брендами, создаем коллаборации, интересный видеоконтент. Мы противники прямой рекламы, поэтому в наших аккаунтах ее не увидишь. Да и, если честно, она не работает. Но, признаюсь, к нам часто поступают просьбы и предложения нанести на спину Наташи какие-то лейблы и прочее. Но мы против такого подхода. Органичная интеграция — это то, за что нас также уважает наша аудитория.


«Приоткрою завесу тайны. На самом деле, на пике Виктории, откуда виден весь Гонконг, Наталья впервые призналась мне в любви. Я был безумно счастлив»


На ваш взгляд, существует ли сейчас понятие патента в блогоиндустрии?

Мурад: К сожалению, авторское право вообще не конек российского законодательства, но мы все-таки смогли запатентовать наше фирменное движение. Хотя случаи того, что его использовали те или иные бренды, бывали. Решали мы этот вопрос в судебном порядке. Чаще всего используют именно готовые фотографии. Даже в этом случае нам стоит огромных трудов доказывать свою правоту.

Не возникала ли у вас мысль поменяться местами в кадре?

Мурад: Думаю, что людям все-таки приятнее наблюдать за женской красотой. Здесь вообще очень много символики: женщина ведет за собой, мужчина следует за женщиной. Но ради шутки, думаю, мы это когда-нибудь обязательно провернем.

Наталья, какая вы в обычной жизни? Какого стиля в одежде придерживаетесь?

Наталья: Все зависит от настроения. Очень люблю сочетать простую одежду из масс-маркета с какой-нибудь дизайнерской, иногда даже национальной. Всегда в поездках стараюсь прикупить что-нибудь необычное, что вряд ли встретишь на ком-то еще.

Есть у вас свои собственные секреты красоты? Что позволяет вам всегда восхитительно выглядеть?

Наталья: Я не могу жить без занятий спортом и медитаций. По приезде домой всегда хожу в баню. Очень люблю контрастные водные процедуры, различные масла. А еще Мурад часто делает мне массаж (улыбается).

Вы ведь отучились в актерской школе? Никогда не мечтали уйти в большое кино или играть в театре?

Наталья: Да, но пока не приходилось. Если такая возможность представится, я, конечно же, ею воспользуюсь. Я в этом плане придерживаюсь мнения Мэрилин Монро. Как вы знаете, она, помимо кино, много чем занималась: спортом, танцами, изучением языков. Ее жизнь была расписана по минутам. Однажды какой-то режиссер спросил ее, зачем она это делает, ведь у нее так мало свободного времени. А она ответила: «Когда у меня будет шанс, я не хочу его упустить». Я тоже люблю заниматься вещами, которые меня развивают и, надеюсь, когда-нибудь я смогу воспользоваться своими навыками, в том числе актерским мастерством.

Вы видели много городов, в каком из них вам хотелось бы встретить старость? Какой кажется идеально пригодным для жизни?

Наталья: Мы недавно играли в такую игру — записывали свои желания на бумаге, и это было удивительно. Ведь многие из них совпали, хотя мы их прежде не обсуждали. Оказалось, что мы оба мечтаем встретить старость в Лос-Анджелесе. Помимо этого совпали различные детали, вплоть до того, какие у нас будут собаки.

Мурад: Но, если честно, я не могу даже представить того, что мы будем даже на старости лет сидеть на одном месте. Движение — наше все.

Представьте, что вам предложили полететь в космос и сделать там свое коронное фото. Решились бы на такую авантюру? Как бы вы обыграли свой космический кадр?

Наталья: Одно время мы сотрудничали с Роскосмосом, и такая идея у нас возникала. Думаю, если бы у нас действительно была такая возможность, то я бы на фото находился на станции, а Наталья за ее пределами. Так уж и быть, я бы держал ее за руку через люк.

QG4A8731-1s.jpg


«Как вы знаете, она, помимо кино, много чем занималась: спортом, танцами, изучением языков. Ее жизнь была расписана по минутам. Однажды какой-то режиссер спросил ее, зачем она это делает, ведь у нее так мало свободного времени. А она ответила: «Когда у меня будет шанс, я не хочу его упустить»»


Вы полностью отдаетесь работе, остается ли время на другие житейские радости? Что еще, помимо путешествий, приносит вам удовольствие?

Наталья: Я очень люблю читать, особенно классику. Если стихи, то Бродского. Одна из последних книг, которая подарила мне массу впечатлений, — «Три чашки чая» Грега Мортенсона и Дэвида Оливера Релина. Мурад же больше любит кинематограф.

Мурад: В последнее время совсем не получается читать объемные книги. Очень много времени уходит на прочтение сценариев. Но Наташа часто читает мне стихи, и я очень люблю ее слушать. Книги по истории, психологии — это отдельная страсть.

Как родители и близкие относятся к вашему увлечению? Как часто вы с ними видитесь?

Наталья: Очень поддерживают, радуются, беспокоятся за нас. Мои родители — активные пользователи социальных сетей.

Мурад: А мой дед все пытается понять, когда мы уже перестанем ходить друг за другом.

Наталья: Но все-таки, когда ему говорят, что внук в какой-то новой стране, — он очень радуется.

На ваших фотографиях всегда ведет Наталья, а если говорить об отношениях, кто за кем следует?

Мурад: Я всегда следую за женой. Я человек подневольный.

Наталья: Нет, на самом деле, мы следуем друг за другом в равной степени. Наши отношения вообще основаны на уважении. И мы всегда стараемся прислушиваться друг к другу.

Сможете описать друг друга в трех прилагательных?

Мурад: Это сложно. Наталья вдохновляющая, тонкая, чувствительная. А еще — верящая. Получилось четыре. Но, если честно, говорить о ней я могу бесконечно!

Наталья: Мурад надежный. У него потрясающее чувство юмора, которое спустя семь лет я наконец-то стала понимать (улыбается). И, наверное, он очень особенный. Я благодарна судьбе за то, что встретила его на своем пути.

Фото: из личного архива