DZB_6303.jpg


В начале декабря частный фонд «Арт-мирай» при поддержке Акимата города Алматы представит первый конкурс молодых композиторов Казахстана «Алтын Арт». О том, какие цели будет преследовать это мероприятие и каких итогов ждут его организаторы, рассказала Асель Имае — магистр искусствоведения, учредитель и председатель правления фонда


Aсель, расскажите, пожалуйста, о себе, своем творческом пути и работе в фонде.

Последние годы я часто благодарю свою маму за то, что в свое время она не дала мне бросить музыкальную школу, уговорила закончить ее. Это был переломный момент, благодаря которому я сейчас там, где должна быть. С восьми лет я играю на скрипке, люблю этот инструмент и очень уважаю музыкантов. По себе знаю, какой это труд — ежедневно, с детского возраста, тратить по несколько часов на оттачивание своего мастерства. Музыканты учатся всю жизнь, и на свой личный творческий путь я только ступила. Фонд — это то, чем я всегда хотела заниматься: организовывать благотворительные проекты, реализовывать грандиозные планы, осуществлять чьи-то мечты. Мне всегда любопытно узнавать об интересах музыкантов, как правило, они невероятно разнообразны, совершенно невозможно предположить, о чем мечтает тот или иной знакомый скрипач или альтист, которого знаешь много лет и с кем вместе работаешь. Но однажды человек делится своей мечтой, и она настолько невероятна, что хочется сказать ему: «Давай, делай, не бойся, я помогу!». Я хочу, чтобы мой фонд способствовал развитию музыкантов, у которых есть настоящие цели.

Как и когда родилась идея создания фонда?

Однажды, когда я училась в магистратуре, мой профессор Балым Кожамкулова рассказала свою историю о нотном листочке с казахской музыкой на пюпитре профессора московской консерватории. Поэтому, когда встал вопрос о подарке для нее, я долго не думала, решила переиздать ее сборники «Хрестоматия казахской музыки для скрипки».

Идея создания фонда родилась после. Это вылилось не только в интересный процесс, но и в полное погружение в вопросы казахской музыки, ее нотное воплощение, в решение проблемы отсутствия записей нашей музыки для скрипки и так далее. Я задумалась о том, что переизданные сборники надо не просто подарить Балым Сералиевне, но и помочь их распространить среди школ и вузов страны. Во многих регионах в библиотеках музыкальных школ до сих пор нет нот хрестоматии. Я считаю, что подобное отношение к нотам казахской музыки отражается и на ее исполнении, на ее ценности.

Во время первых гастролей в Риме в музыкальном магазине первым делом я купила настоящие ноты. Это был уртекст (оригинальный текст) сонат и партии Баха. Они были очень дорогими для меня, тогда еще студентки второго курса, но такое приобретение стало толчком в сознании, что я достойна подобной «роскоши» и всегда буду стремиться к тому, чтобы на моем пюпитре стояли настоящие, качественные, типографские ноты.

Работу фонда я оцениваю как мою личную, сколько я вложила времени и сил в проект, столько же и будет отдачи, настолько высоким и станет результат.


"Последние годы я часто благодарю свою маму за то, что в свое время она не дала мне бросить музыкальную школу, уговорила закончить ее. Это был переломный момент, благодаря которому я сейчас там, где должна быть"


Какие навыки помогают вам справляться с поставленными задачами?

Профессиональный многолетний опыт работы в оркестре. Когда у тебя нет возможности переложить на кого-то ответственность за свою работу, ты все играешь сам. В оркестре Марата Бисенгалиева от каждого музыканта требуется 100% отдача и «игра за десятерых», так как у нас небольшой состав. Это всегда большая ответственность, и к этому привыкаешь. Поэтому сначала было сложно делегировать кому-то часть работы в фонде, все время казалось, что можно справиться самой, мол, силы и желание есть, было бы время. Это, конечно, невозможно. Я стала узнавать так много нового сразу, далекого от мира музыки, что все это просто не помещалось в голове, пора было делиться информацией, советоваться с профессионалами и делить ответственность. Иначе я бы просто не справилась.

Какое самое яркое детское впечатление связано у вас с музыкой?

Когда я училась в павлодарской музыкальной школе, где в 5-6-х классах мы готовились к республиканскому конкурсу. У многих маленьких музыкантов того времени, в 80-90-е годы, не было хороших инструментов, целого куска настоящей скрипичной канифоли для смычка, полного набора струн одной фирмы, много чего, а самое главное, не было нот казахской музыки. На конкурсе мы должны были исполнять казахскую пьесу, и мой педагог, помню, переписал ее ноты для меня со своего нотного листочка. Это была песня «Мади», и так она мне понравилась, что до сих пор храню этот нотный листочек в память о моем первом впечатлении о конкурсной суматохе, сценических волнениях и первых победах. Тогда не присуждали приз за лучшее исполнение казахской пьесы, но, думаю, если бы он был, я бы забрала его, так как очень хорошо помню, насколько проникновенно играла. В тот момент пришло осознание того, что я «выросла». Это было очень сильное детское впечатление.

DZB_6338-2.jpg


"Тогда не присуждали приз за лучшее исполнение казахской пьесы, но, думаю, если бы он был, я бы забрала его, так как очень хорошо помню, насколько проникновенно играла"


Вы выступали почти на всех континентах и известных площадках мира. Какой опыт стал для вас главным в жизни?

Благодаря своей профессии я не побывала только на полюсе, так как там пока нет концертных площадок. Гастроли — неотъемлемая часть моей жизни. Наверное, невозможно определить самые значимые из концертов или гастрольных туров, потому что каждый из их был уникален. Мы выступали на самых известных мировых сценах, таких, как Карнеги-холл, лондонский Альберт-холл, а публика Бункамура-холла в Токио рукоплескала нам не менее получаса. Помню, уже даже переодевшись, мы выходили на сцену кланяться снова и снова. В Бразилии мы выступили 11 раз в четырех разных городах за 9 дней. Это был марафон на выносливость. Можно долго и подробно рассказывать о каждой из поездок, все они оставили емкое и важное для движения вперед впечатление. Однако, пожалуй, интереснейший опыт из прошлогодних гастролей — это шоу «Энергия звука», который мы ставили на ЭКСПО-2017. От музыканта требовалось не только безупречно знать программу, но и, играя, летать под куполом, много двигаться по сцене, взаимодействовать с визуальным контентом шоу. При этом у каждого из нас был персональный микрофон на инструменте, и наши костюмы весили не менее 3-х килограммов, так как были насквозь светодиодными. Опасно было не только летать, но и просто сидеть на стульях, потому что вокруг взрывались настоящие огненные гейзеры, а крутили нас на стульях в некоторых номерах достаточно резко. Мы дали 20 шоу, по два в день, и каждый зритель остался под большим впечатлением от увиденного.

Предпринимались ли попытки сочинять музыку?

Никогда не пыталась этого делать, но я с удовольствием писала когда-то в детстве сказки и, как мне тогда казалось, целые романы. К сожалению, времени и сил на это увлечение не осталось, когда я всерьез занялась скрипкой. Сейчас, благодаря проекту «Музыкальная книга сказок», я снова взялась за перо.


"Благодаря своей профессии я не побывала только на полюсе, так как там пока нет концертных площадок"


Откуда возникла идея создания конкурса молодых композиторов «Алтын Арт»? Что дает участникам победа на конкурсе?

Когда мы только начали записывать казахские пьесы из сборников Б. Кожамкуловой, некоторые вещи в профессиональном исполнении мы услышали впервые, и они оказались так прекрасны, что вдохновили на дальнейшую работу в этом направлении. Я хочу, чтобы казахских произведений было много, чтобы было больше переложений народных песен и кюев для скрипки и других инструментов. Наша музыка, действительно, очень мелодична и красива.

Идея о конкурсе возникла благодаря тому, что существует проект GoldStrings.kz — мы собираем и создаем золотой фонд казахской академической музыки. И вот, выйдя в августе в отпуск, я решила воспользоваться свободным временем и засесть за реализацию проекта. Заниматься организацией конкурса было достаточно легко даже на дальнем расстоянии, во многом благодаря тому, что есть единомышленники и партнеры, которые поддерживают мои идеи и проекты. Ну и, конечно, его величеству — интернету, социальным сетям. В отпуске я была в Японии, но чувствовала себя как будто сижу в кофейне в центре Алматы, разговаривая по телефону с кем-то из членов жюри и обмениваясь информативными письмами с партнерами и помощниками.

Участие в конкурсе даст молодым композиторам возможность показать свое творчество маститым членам жюри, продемонстрировать свои мастерство и талант, чтобы о них узнала вся страна. Произведения-победители получат уникальную возможность остаться в истории, мы запишем их для золотого аудиофонда GoldStrings.kz в профессиональной студии либо в концертном зале. Кроме того, будут специальные призы.

Неслучайно я определила и ограничила возраст участников конкурса — от 15 до 40 лет. Этим мне как раз и хочется создать условия для молодых начинающих композиторов, чтобы они не стеснялись подавать свои работы. Кроме того, одним из условий в положении конкурса является анонимность. То есть до жюри дойдут работы без указания имени автора, каждому произведению будет присужден уникальный номер, какой-то из них выиграет. И только после этого все узнают имя авторов произведений-победителей. Нужно давать возможность композиторам показывать свои работы. Необходимо, чтобы солисты приходили к композиторам и просили их писать, а потом все это нужно исполнять. Возможно, конечно, далеко не все произведения будут записаны, много раз исполнены или напечатаны, но в наш цифровой век можно сохранить максимум материала, который, возможно, дождется своего звездного часа.

Расскажите, кто уже подал заявку на участие в конкурсе?

Конечно, профессионалы тоже участвуют, но сам конкурс, скорее, задуман для того, чтобы «вытащить» на свет молодежь, начинающих композиторов, и мотивировать их писать. Кроме того, он преследует цель получить как можно больше переложений казахских песен и кюев для струнников, скрипачей, виолончелистов и других, чтобы потом их записывать, и тем самым помочь проекту GoldStrings.kz в сборе архива казахской академической музыки.


"Участие в конкурсе даст молодым композиторам возможность показать свое творчество маститым членам жюри, продемонстрировать свои мастерство и талант, чтобы о них узнала вся страна"


Что нужно сделать для популяризации классической музыки в Казахстане?

Я бы сказала, что она достаточно популяризирована в Казахстане благодаря нашим именитым музыкантам, таким, как Айман Мусаходжаева, Гаухар Мурзабекова, Марат Бисенгалиев, Алан Бурибаев. Благодаря таким коллективам, как Камерата, Академия солистов, мой родной Almaty Symphony, симфонические оркестры страны; тому, что в Казахстане есть такие учебные заведения, как национальная консерватория им. Курмангазы, Казахский национальный университет искусств в Астане и такие концертные площадки и сцены мирового уровня, как «Астана опера», Казахская государственная филармония им. Жамбыла. Благодаря нашим соотечественникам, известным во всем мире, которые с удовольствием и вдохновенно выступают на родине. Концерты оркестра Марата Бисенгалиева проходят с огромным успехом, особенно в регионах. Публика, слушатели, просто потрясающие, энергетика в залах такая насыщенная, что выступления проходят на одном дыхании. Сейчас очень много людей осознанно работают над своим духовным развитием и таким людям нужна академическая музыка, они ее ждут и жаждут слышать живое исполнение. Пока в нашей стране есть такой благодарный слушатель, классическая музыка будет жить и царствовать.

Расскажите подробнее о других проектах Art-Mirai. Каких успехов вы уже добились, создавая новые возможности для распространения казахской академической музыки в мировом сообществе?

Переизданные сборники казахской музыки профессора Балым Кожамкуловой распространяются в мире с большим успехом. Наши музыканты, которые живут и работают за рубежом, забирают их с собой, просят высылать в США, Японию, Индию, Германию, Россию.

Кроме того, одним из главных и важных для меня проектов является создание золотого фонда Академической казахской музыки, упомянутый мной выше GoldStrings.kz. Это и нотный фонд, и собрание звукозаписей, а также видео и аудиоархив. Я веду активную деятельность в этом направлении, договариваюсь с солистами о датах, со студиями, с концертными залами, звукооператорами. В свое время стало проблемой, что в Алматы практически нет студии с хорошим, профессиональным роялем. Но выход нашелся, и записи мы провели в больших залах филармонии и консерватории. Благодаря Таиру Каратаеву и новому ректору консерватории Арману Жудебаеву, которые поддерживают наш проект, состоялись две большие звукозаписывающие сессии с солистами: лауреатами Фонда Первого Президента Еркебуланом Сапарбаевым и Каламкас Джумабаевой, а также с Айнурой Естай, Кариной Измайловой и Гульжан Узенбаевой. Мы записали почти все произведения из сборников казахской скрипичной музыки. Примечательно, что именно ученица автора сборников исполнила многие пьесы. Также неслучайно и то, что я пригласила Карину из Астаны для записи: произведение, которое она записывала с Каламкас, «Мелодию», создала ее знаменитая бабушка — Газиза Жубанова. Потрясающей красоты и невероятной глубины произведение.


"Переизданные сборники казахской музыки профессора Балым Кожамкуловой распространяются в мире с большим успехом. Наши музыканты, которые живут и работают за рубежом, забирают их с собой, просят высылать в США, Японию, Индию, Германию, Россию"


Кто выступает спонсором проекта?

Первый конкурс спонсирую я сама. Когда пришла идея о его проведении, не возникло мысли о поиске денег. Я убеждена, что любые ресурсы, возможности приходят по мере их необходимости. У фонда пока нет инвесторов, которые спонсируют проекты, мы все еще в поисках, но важнее всего, что я встречаю единомышленников, которые помогают с другими, нематериальными, но от этого не менее ценными ресурсами, бескорыстно и с удовольствием.

Ваш фонд в сотрудничестве с издательством Ruan запускает проект по созданию музыкальных детских книг-сказок под названием «Волшебная скрипка». Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом проекте.

Это настолько увлекательный процесс, что он захватывает полностью. Сначала я думала издать книжку нот казахских пьес для детей, просто с красивыми картинками. Потом, вдохновленная музыкой, которую мы записали буквально за полчаса между делом на работе с ребятами, я решила, что должны быть и сказки, а также и музыкальное сопровождение, записанное с настоящего оркестра. Тексты я написала сама. Художника, который будет делать иллюстрации, мы выбираем с издателем. Анастасия Тауекелова -— редактор с большой буквы, и я ей полностью доверяю.

Кто из казахстанских композиторов и музыкантов вдохновляет вас на движение вперед?

Наши музыканты настолько талантливы и уникальны, что невозможно выделить даже пару-тройку имен. Каждый достоин целой статьи и полноценной истории. И каждому из них я благодарна за след в моей личной истории. Музыка великого композитора Ахмета Жубанова до сих пор имеет влияние на меня, его пьесы, написанные для скрипки, и, на первый взгляд, достаточно простые, невероятны по силе восприятия. Они дают мощный эмоциональный отклик. Когда я работала в оперном театре в Астане, грандиозный дирижер современности, Абзал Мухитдин, всегда производил магическое впечатление своей харизмой и потрясающей трудоспособностью. Мы буквально пропитывались его энергией на репетициях. Из исполнителей я не могу не упомянуть квартет им. Г. Жубановой, каждый музыкант по отдельности в нем шикарный солист, а вместе они просто нереальные фирмачи!

DZB_63782.jpg


"Наши музыканты настолько талантливы и уникальны, что невозможно выделить даже пару-тройку имен. Каждый достоин целой статьи и полноценной истории. И каждому из них я благодарна за след в моей личной истории"


Каково, на ваш взгляд, будущее классической музыки?

У нее нет шансов быть забытой, она, словно снежная вершина, пик Джомолунгма, во все времена, остается незыблемой, притягивая людей своим величием. Люди всегда будут ценить классику как нечто элитарное, не всегда и не всем доступное для понимания, и тем еще более притягательное. У нее великое прошлое, яркое и потрясающее в своем многообразии настоящее, и я совершенно спокойна за ее будущее.

Считаете ли вы, что посредством музыки можно преобразовать мировоззрение человека, его характер и духовный мир?

Несомненно. Главное в человеке — это его духовное начало. Его можно и нужно развивать. Как характер закаляется в трудностях, так и душа человека крепнет и достигает зрелости благодаря неустанному саморазвитию. Это касается всего, здесь и чтение, и прослушивание качественной музыки, и общение с глубокими, интересными людьми, все влияет, все проходит через призму ощущений, принятия или непринятия. Музыку можно не понимать, но эмоции, которые она вызывает, всегда сильные. А за ними верно следуют трансформации. Остается только надеяться, что человеку будет всегда доступна понятная ему музыка и, соответственно, положительные эмоции. 

Фотограф  Жайнар Даркембаев @dzhainar
Визажист-стилист BSB "Французский Дом" Диана Кадиева  @dianakadievamakeup