Как говорил Анатоль Франс: “Путешествия учат больше, чем что бы то ни было. Иногда один день, проведенный в других местах, дает больше, чем десять лет жизни дома”. 

Представьте себе, у вас юбилей. Вы бронируете один из лучших ресторанов города. Готовите образ: платье в пол, прическа и изящные туфли на высоком каблуке с узким носом. Придумываете тему вечера, продумываете программу, нанимаете артистов, ведь день рождения – особый праздник и отметить его хочется по-особенному. А что если сделать все иначе, сломать устоявшиеся стереотипы? Надеть даже не купальник и не пляжное платье, отправившись на Гоа, а пуховик, горные ботинки, теплый свитер и улететь куда-нибудь на север Европы! Мне довелось побывать во многих странах, но в Норвегии я не была никогда. Поэтому было решено лететь именно туда!
Норвегия считается одной из самых благополучных стран мира. 17% ВВП составляет добыча сырой нефти и природного газа. Средняя месячная зарплата в нефтегазовой отрасли выше, чем в других отраслях и составляет около 4,5 тыс. евро. Однако занято в ней всего 30 тысяч человек. В то время как, например, в здравоохранении – 440 тысяч. Чуть более 400 тысяч – работники сферы торговли, гостиничного и ресторанного бизнеса. 280 тысяч норвежцев заняты в промышленности, 200 тысяч – в сфере образования. Зарплаты, конечно же, во всех отраслях чудовищно высоки.
Мы решили отправиться в норвежскую провинцию. Город Олесунн – самый красивый город в Норвегии. И это не я придумала, а сами норвежцы, по результатам голосования, практически единогласно решили отдать столь почетное звание этому населенному пункту на семи островах. Природа, горы со снегом – все, как на нашем Шымбулаке, так же свежо, холодно и необычно. Но все же здесь по-другому! Жители города – счастливые, спокойные, степенные и неторопливые люди, живущие в своем мире, среди огромных пространств дикой природы, которую они тщательно оберегают. Все время пребывания в Норвегии, мне казалось, местное население смотрело на нас, словно на инопланетян – мы были слишком шумные, нервные и суетливые. В ресторане мы по привычке дали на чай двум ухаживающим за нами сотрудникам отеля. Спустя два часа они вернулись, держа в руках наши чаевые: “А что нужно сделать с этими деньгами?” Мы были в шоке. Обслуживающий персонал не знал, что можно получать какие-то денежные бонусы за свою работу. Они привыкли честно и добросовестно выполнять свои обязанности. Просто так. Здесь нет суеты, пробок, нет полицейских. Не видно дорожных инспекторов, знаки ограничения скорости тоже отсутствуют. Единственные знаки, которые я заметила вдоль трасс – “Осторожно, олени”. Оленя можно запросто встретить где угодно. При виде автомобиля или человека они не убегают, а замирают неподвижно. Между многочисленными маленькими уютными отелями разбросаны дома-фермы. Отсутствуют заборы, словно жители Олесунн и не догадываются об их существовании. На фермах держат баранов и коз – милых и ухоженных. Мне казалось, что даже они здесь счастливы и радостны.
Нам приходилось совершать много пеших прогулок. На пути встречались горные родники. Мы попробовали родниковую водичку – она вкусная и живая. Мы совершали путешествие на быстроходных катерах, а мимо проплывали домики, встроенные в скалы. Некоторым из них более двух веков и благодаря особенной технологии постройки, в случае схода лавин или горных потоков, они останутся невредимыми. Мы поднимались на вертолетах и сорок минут летали высоко в горах, наблюдая величие и красоту знаменитых норвежских фьордов. Фьорды – главная достопримечательность страны. Гейрангер-фьорд – один из самых живописных и наиболее посещаемых норвежских фьордов, расположенный в регионе Суннмере на юго-западе губернии Мере-ог-Ромсдал. Он простирается между гор на 15 км и является естественным продолжением Сторфьорда (Большого фьорда). Максимальная его ширина составляет 1,3 км. На окраине Гейрангер-фьорда, где в него вливается река Гейрангелва, находится деревня Гейрангер, от которой он получил свое название. Численность населения деревни – 300 человек. В 2005 году фьорд и прилегающие к нему территории были причислены к списку объектов природного наследия ЮНЕСКО. Именно этот статус сегодня препятствует реализации плана местных властей по строительству линий электропередачи через фьорд.

2-107.jpg

Гейрангер-фьорд не зря носит статус одного из популярнейших туристических мест в Норвегии, ведь он воплотил в себе все лучшее, что может быть у фьорда – витиеватая лента яркой сине-зеленой воды обрамлена грядой высоких заснеженных гор, увешанных каскадами водопадов. У нас в Казахстане есть много красивых легенд, связанных с горами и трагической любовью, норвежские фьорды тоже полны интересных легенд. Наиболее известные из них: “Фата невесты”, “Семь сестер” и “Жених”. Водопад “Семь сестер”, падающий с высоты около 250 м, состоит из семи мелких струй, которые каскадом льются с высокой скалы прямо в зеркальную гладь фьорда. Он расположен рядом с заброшенной фермой Knivsfla. Напротив него находится невысокий водопад “Жених”, который по форме очень напоминает бутылку виски. Одна из легенд гласит, что после многочисленных тщетных попыток завоевать сердце одной из семи сестер, отчаявшийся жених прекратил ухаживания и от огорчения стал пить. Алкоголь привел его к смерти. Водопад “Фата невесты”, легким кружевом струящийся со скалы, находится к западу от водопада “Семь сестер” и является одним из самых известных водопадов Норвегии. 

1-106.jpg

Если внимательно изучить историю Норвегии, можно заметить, что в стране постоянно случаются разного рода природные катаклизмы. Например, Гейрангер – вот-вот исчезнет с лица земли (лет через 80, но в масштабах истории это все равно, что завтра вечером), а большинство городов в разные времена полыхали ярким пламенем и были отстроены заново. Не избежал подобной участи и Олесунн. Самый значительный урон бы нанесен пожаром зимой 1904 года. Город почти полностью сгорел, в центре уцелел лишь один-единственный дом. Поговаривают, что накануне хозяин дома видел сон, в котором к нему пришел ангел и сказал, что будет пожар, но мужчине волноваться незачем. Парень верил в сны, поэтому всю ночь просидел дома, читая Библию, пока вокруг бушевало пламя. Жена этого человека не поверила в вещий сон и силу небесную. Подумав, что муж свихнулся, женщина ушла, забрав с собой вещи, часть из которых потом сгорела. Его дом единственный, уцелевший после пожара, существует и по сей день. В том, что в Олесунне возник пожар, нет ничего удивительного. Дело в том, что испокон веков дома в Норвегии строились из дерева, крыши устилались берестой, а сверху покрывались травой. Немудрено, что такая конструкция могла легко загореться от любой искры. Пожар оставил без крова более 10 000 человек, при этом погибла лишь одна 76-летняя женщина. Она уже покинула дом, а потом вдруг решила вернуться за ценной, как ей казалось, вещью. Пожар пошел на пользу Олесунну, потому что после катастрофы туда съехались молодые архитекторы и спроектировали такую красоту в стиле ар нуво, что глаз ликует. Город отстроили заново в рекордные для того времени сроки – буквально за три с половиной года. Большинство домов – это неоготические и неоклассические здания из камня с башнями, барельефами, шпилями и гербами.
Сегодня можно часами просто гулять и рассматривать замысловатые архитектурные решения, цветы на фасадах, башенки и балконы. Мы посетили смотровую площадку на горе Аксла, куда ведет ведет 418 ступеней. Спускаться по ним – одно удовольствие, а подъем послужил нам неплохой физической разминкой. С высоты 160 м открывается хороший вид на все семь островов и на исторический центр. Здесь идеально встречать рассвет и просто наслаждаться вечером.

1-107.jpg

Местное население, конечно, уже не викинги, сегодняшнюю Норвегию “страной викингов” не назовешь. Среди коренного населения здесь больше не встретишь ничего от триумфального прошлого. Норвежское общество – это традиционный матриархат, где мужчина находится у женщины на последнем месте после ребенка, кошечки и собачки. Ну, и мужчины, соответственно, большей частью женоподобные, с кротким взглядом и мечтательным выражением лица. Женщины встречаются разные. Попадаются и широкоплечие валькирии с голубыми глазами и белыми косами толщиной с кулак.
Норвежцы очень любят зимние виды спорта, особенно лыжи. Система оздоровления во многом напоминает благополучно утраченную нами советскую: кругом спортивные клубы, секции, футбольные поля. В спортивных магазинах всегда толпы покупателей.
В день нашего посещения проходил фестиваль, в честь которого приплыли люди на лодках и яхтах чуть ли не со всей Норвегии. Обычно такие сдержанные норвежцы в тот день свистели и улюлюкали, пили пиво. Кухня в Норвегии очень разнообразная, много морепродуктов, всегда свежая рыба. На завтрак нам подавали чай и кофе со сливками и сахаром, в неограниченном количестве бутерброды с двумя сортами колбасы и коричневым сладким сыром. Этот коричневый сыр – фирменное норвежское блюдо. Норвежцы им очень гордятся, и если доведется побывать в этой стране, обязательно попробуйте его. Мне он показался очень вкусным.
Яркой чертой самобытности норвежцев является национальная одежда. Ни один праздник или любое другое мероприятие в Норвегии не обходится без нее. С особой гордостью все, от мала до велика, одевают ее. Очень часто это целое произведение искусства ручной работы, украшенное серебром, драгоценными камнями и безумно красивой вышивкой. Одежда передается от матери к дочери, от отца к сыну. Надо отметить, в каждом регионе Норвегии своя национальная одежда, она различается по виду, узорам и расцветке. Наличие красных носочков, выглядывающих из-под длинной до щиколоток юбки, указывает на то, что девушка не замужем.
Я поняла одно: в Норвегию стоит ехать за чем угодно, только не за товарами и праздными развлечениями, свойственными изнеженному и суетливому Средиземноморью. Описать особенную неповторимость Норвегии невозможно, поэтому просто пакуйте чемоданы – и летите! Ибо никто не возвращался из путешествий таким, каким он был раньше.